Экономический рост 2017

Содержание

Темпы экономического роста в России: исследование экономиста

Экономический рост 2017

Прогнозы ВВП России всегда будут интересовать экономистов, аналитиков и финансовые организации. От этих данных зависит весь отечественный бизнес, уровень жизни россиян и экономическое положение страны в целом.

Согласно прогнозам, 2017 год радует стабильностью и заметным ростом ВВП. Для анализа тенденций в развитии Российской экономики аналитик Георгий Мацуга представил для «АП» несколько графиков.

Рост квартального ВВП России

На первом графике показан рост квартального ВВП России с 1995 года по 2-й квартал 2017 года.

Наличие «зубчиков» у этого графика обусловлено влиянием сезонного фактора. Этот график производит следующее впечатление: с 1995 по 1999 гг.

развития экономики, практически, не было – экономика тогда находилась на «дне» после падения в первой половине 1990-х гг.

; с 1999 по 2009 наблюдался существенный рост экономики – восстановление после кризиса 1990-х; а с 2010 года рост экономики, как будто, полностью прекратился – произошла остановка восстановительного роста.

Динамика прироста ВВП

Но чтобы оценить, насколько сильно замедлился рост экономики за последние годы, нужно проследить динамику  прироста квартального ВВП с 1996 по 2-й квартал 2017 года.

Из  второго графика видно, что с конца 1999 по 3-й квартал 2008 годов рост реального ВВП составлял от 3,8 до 11,5%. Затем произошёл кризис 2008 – 2009 гг. С первого квартала 2010 г.

рост экономики восстановился, но произошло очевидное замедление роста по сравнению с периодом 1999 – 2008 гг.: прирост ВВП больше никогда не принимал значений выше 5,44%.

Это значение было достигнуто в первом квартале 2012 года и с тех пор экономика России больше никогда не росла быстрее.

Ещё один важный момент, который виден из графика 2: кризис 2014 – 2016 гг. оказался гораздо слабее, чем кризисы второй половины 1990–х гг. и кризис 2008 – 2009 гг.

И это несмотря на то, что падение цен на нефть в 2014 – 2015 оказалось, пожалуй, даже более существенным, чем в 2008 – 2009 гг.  Быстрого восстановления цен на нефть в 2015 – 2017 гг. не последовало.

Это означает, что главная причина того, что кризис 2008 – 2009 гг. оказался столь сильным – не падение цен на нефть.

Эксперт предполагает, что этот кризис был больше похож на кризис в Японии начала 1990-х гг. или в Индонезии 1997 гг. И в Японии начала 1990-х, и в Индонезии 1997-го произошла остановка догоняющего развития. В ходе таких остановок бизнес не успевает быстро сориентироваться и приспособиться к новым обстоятельствам и, как следствие, происходят очень глубокие экономические кризисы.

«Полагаю, и в России 2008 – 2009 гг. произошёл подобный кризис. Правда связан он был не с остановкой догоняющего развития, а с остановкой восстановительного роста . Догоняющее развитие – это модернизация экономики, восстановительный рост – это быстрый рост экономики после войны или после глубокого экономического кризиса, но механизм того кризиса был примерно такой же», – отметил аналитик.

Кризис же 2014 – 2016 гг. был вызван внешним шоком: прежде всего, падением цен на нефть на фоне ухудшившейся геополитической обстановки. Этот кризис усугубился паникой на валютном рынке в конце 2014 года. Определённую роль в развитии этого кризиса сыграло и введение санкций, но далеко не главную.

Ввп во время кризиса

На третьем графике показано, как изменялся прирост реального Ввп во время кризиса и в предшествующие годы.

Примечательно, что серьёзное замедление роста ВВП началось ещё задолго до украинского кризиса и падения цен на нефть. Рост ВВП замедлялся с первого квартала 2012 г. и этот многолетний процесс замедления экономического роста внешними шоками уже объяснить нельзя.

Судя по графику, дно кризиса (прим.ред. -темпы изменения ВВП, близкие к нулевым) как будто было достигнуто между 3-м кварталом 2015 и 3-м кварталом 2016 года, то есть, где-то в 1-м квартале 2016 г..

После этого началось постепенное восстановление экономики – процесс, который и привёл к нынешним 2,5% в год.

Таким образом, 2,5% в год – это катастрофически мало в данной ситуации. В экономиках, которые и не модернизируются, и не вырождаются рост ВВП, обычно, составляет 1,9% + темп прироста населения.

С начала 2015 по начало 2017 численность населения России росла в среднем на 0,17% в год. Это значит, что при отсутствии деградации рост ВВП в России должен составить 2,07% в год.

Он составил 2,5% — как будто, больше, чем 2,07%.

Для оценки процессов экономического роста одного года недостаточно, поэтому экономист представил четвертый график, на нём показана динамика семилетнего среднегодового прироста квартального ВВП (то есть, какими среднегодовыми темпами рос ВВП за 7 лет, предшествующих каждому кварталу).

На графике виден рост этого показателя с периода 1995 – 2002 до периода 1998 – 2005. Тогда этот показатель увеличился с 1,9 до 7,5%. Затем, по период до 2001 – 2008 наблюдалась стабилизация этого показателя на уровне 6,3 – 7,5%. После этого периода началось его замедление.

В период 2008 – 2015 он оказался близок к нулевым значениям (из-за шока 2014 – 2015 года). А после этого, начиная с 4-го квартала 2015 года, стабилизировался на уровне 1,18 – 1,71%. В среднем за последние 7 кварталов этот показатель составил 1,43%. Аналитик выразил уверенность,  что это и есть тот рост реального ВВП России, который следует ожидать в дальнейшем. 

Экономист резюмировал: на первом месте по значимости в аномальном замедлении роста ВВП – падение цен на нефть; на втором – санкции; на третьем – деградация человеческого капитала; на четвёртом – деградация социальных институтов; на пятом – жёсткая денежно-кредитная политика Центробанка.

Экономические итоги 2017 года: сильный рубль, слабый рост и сюрпризы от ЦБ

Экономический рост 2017

Политика в целом была процикличной, поскольку укрепление рубля автоматически приводило к сокращению покупок валюты, а ослабление российской валюты, соответственно, влекло за собой их увеличение.

Причиной этого была формула, по которой рассчитывался объем покупки валюты в 2017 году.

В нее была заложена разница между фактическими нефтегазовыми доходами в рублях и объемом этих доходов при цене Urals $40 за баррель и обменном курсе 67,5 рубей за доллар.

В результате при укреплении рубля интервенции на валютном рынке сокращались (например, в июле Минфин не покупал валюту), а при снижении курса российской валюты интервенции увеличивались (это произошло в ноябре и декабре).

В целом, в феврале — мае объем покупок иностранной валюты был незначительным и его существенно превосходил приток капитала.

Таким образом, инвесторы сами спровоцировали рост рубля: за первые 5 месяцев 2017 года он укрепился на 6% против доллара, несмотря на то, что нефть подешевела на 10%.

Радужные ожидания рухнули

В июне – июле настрой в отношении России начал ухудшаться, поскольку Конгресс США начал процесс оформления санкций в виде закона. Хотя Россия по-прежнему представляла интерес для инвесторов на рынке облигаций, приток капитала ослаб. В результате летом рубль пережил коррекцию.

Санкции фактически были законодательно оформлены в конце июля, и теперь рынки ожидают, что санкционный режим продлится намного дольше, чем ожидалось изначально. Действительно, принятие соответствующего закона в США означает, что отменить санкции будет крайне затруднительно.

Хорошим примером в этом отношении может быть поправка Джексона – Вэника к Закону о торговле 1974 года, которая вводила ограничения для СССР на торговлю с США в ответ на ограничение эмиграции из Советского Союза.

Несмотря на распад СССР в 1991 году, поправка Джексона – Вэника продолжала действовать до 2012 года.

Теоретически новый закон делает возможным значительное ужесточение санкционного режима. Однако вопрос сейчас заключается в том, как этот закон будет применяться на практике. Через 180 дней после его подписания (т. е.

примерно 28 января) администрация США должна опубликовать отчет о своих дальнейших планах.

В этом документе должен содержаться список российских бизнесменов и компаний, против которых будут задействованы санкции, а также разъяснения относительно того, будут ли санкции расширены на российские суверенные бумаги и деривативы.

Судя по всему, рынок облигаций сейчас ожидает, что значительного ужесточения санкционного режима не будет. Если такой сценарий реализуется, это будет позитивная новость.

В противном случае следует ожидать существенной коррекции на российских рынках и ответных действий правительства и Центрального банка.

Банк России уже заявил о возможном начале интервенций на рынке ОФЗ в случае реализации негативного сценария.

Вехи экономики и рост ВВП

В текущем году экономика начала восстанавливаться. Экономический рост был сбалансированным, а его основными катализаторами были потребление, инвестиции и экспорт продукции обрабатывающих отраслей.

Возобновился рост внутренних заимствований, и снижение процентных ставок будет способствовать сохранению этой тенденции в 2018 году.

Хотя нынешняя модель экономического роста выглядит устойчивой в долгосрочной перспективе, темпы экономического роста можно назвать довольно слабыми.

По итогам января-сентября 2017 года ВВП вырос всего на 1,6%. Данные за октябрь-ноябрь не внушают оптимизма.

Судя по всему, в IV квартале 2017 года темпы роста экономики в годовом выражении будут ниже, чем в III квартале 2017 (1,8%).

Это значит, что по итогам года ВВП вырастет не более чем на 1,6%, что значительно ниже прогноза Минэкономразвития (2,1%) и даже не попадает в прогнозную «вилку» ЦБ (1,7-2,2%).

Наибольшее «разочарование» 2017 года связано с динамикой в строительстве. Осенью Росстат пересмотрел свои данные, снизив темпы роста в строительстве. Эти уточнения существенно меняют представление об отраслевых тенденциях и заставляют нас быть более сдержанными в прогнозах роста на 2018 год.

Изначально сообщалось, что во II квартале рост в строительстве составил 3,2%, однако затем эти данные были скорректированы, и по итогам квартала был зафиксирован спад на 2,6%.

Аналогичной коррекции подверглась статистика за июль и август: сначала говорилось о росте на 6,6% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а затем последовало уточнение, что на самом деле рост был нулевым.

Столь резкие изменения означают совершенно новую интерпретацию отраслевых тенденций. Первоначальные оценки предполагали, что в строительстве уже наметился разворот негативного тренда, а уточненная статистика свидетельствует о продолжающемся спаде.

Мы ожидаем, что рост ипотечного кредитования (который выражается двузначными темпами) обеспечит восстановление строительной отрасли в 2018 г., однако этот «разворот» еще должен произойти в будущем.

Пересмотр динамики в строительстве поубавил наш оптимизм. Помимо этого пролонгация договоренностей об ограничении нефтедобычи также заставила нас пересмотреть прогноз по добыче нефти и газа. На фоне этих обстоятельств мы не ожидаем, что темпы экономического роста превысят 2% в 2018 году.

Важно отметить, что макроэкономические переменные — темпы роста ВВП, инфляция и обменный курс в 2018 году будут меньше зависеть от колебаний нефтяного рынка благодаря новому бюджетному правилу.

Экономическая политика будет формулироваться таким образом, чтобы напрямую увязать валютные интервенции Минфина с ценами на нефть, исключив «проциклическую» компоненту, связанную с отклонениями текущего курса рубля от ожидаемого показателя.

При повышении цен финансовое ведомство будет абсорбировать больше иностранной валюты и больше средств Фонда национального благосостояния будет инвестироваться за рубежом. При снижении цен на нефть, напротив, интервенции Минфина будут менее активными.

Это означает, что счет текущих операций и бюджет будут сильнее зависеть от колебаний цен на нефть, а рубль – меньше.

Сюрприз от Центробанка

В уходящем году ЦБ дважды удивил участников рынка: сначала в марте, когда понизил ставку на 25 б. п., а затем в декабре, снизив ее на 50 б. п. Оба раза ЦБ продемонстрировал высокую степень гибкости, отреагировав на быстрые изменения в экономической среде (главным образом на неожиданное замедление инфляции).

Скорее всего, Центробанк сохранит гибкость и в 2018 году. На сегодняшний день цель ЦБ по ключевой ставке составляет 2–3% в реальном выражении. При целевой инфляции в 4% это предполагает номинальную ключевую ставку в 6–7%.

По нашему мнению, в определенных условиях (например, если инфляция в 2018 году будет ниже 4%) номинальная ключевая ставка может приблизиться к 6% намного быстрее, чем рынок ожидает сейчас.

Особенности роста экономики России в 2017 и 2018 годах: стимулы и ограничения

Экономический рост 2017

В 2014–2015 гг. резкое негативное изменение условий торговли привело к потере валового внутреннего дохода России на 13–14% (в 2015 г.). Однако реальный валовой внутренний продукт снизился только на 2,5% (и еще на 0,2% – в 2016 г.). В 2017 г.

российская экономика вернулась к положительным темпам роста реального ВВП (около +1,5%). При этом рост мировой экономики в 2017 г. оценивается в 3,6–3,7%, что уже близко к уровням благополучных нулевых годов.

Положительные темпы роста отмечены практически во всех странах Евросоюза и в Японии. Вместе с тем вряд ли можно с полным основанием утверждать, что последствия кризиса 2008–2009 гг. преодолены в глобальном масштабе.

А применительно к России – что мы вышли на новую траекторию устойчивого роста, и угроза новой рецессии, причем даже в краткосрочном перспективе, в 2018 или 2019 гг., – миновала.

В целом экономические результаты 2017 г. находятся в рамках ожиданий, причем, пожалуй, ближе к их верхней границе.

Следует учитывать, что структурные темпы роста ВВП, зависящие от совокупной факторной производительности, имеющегося объема труда и капитала, в последние годы опустились до 1,0–1,5% в год.

Поэтому в условиях сокращающейся численности экономически активного населения без повышения эффективности экономики рассчитывать на более быстрый рост трудно. Условия торговли хотя и улучшились (в частности, цены на нефть сорта Urals оказались в 2017 г.

примерно на 25% выше, чем в 2016 г. –  53,1 долл./барр. против 41,9 долл. годом ранее), тем не менее они были хуже, чем в среднем за последние 10 лет. Иными словами, внешний сектор по-прежнему не мог внести заметный положительный вклад в темпы роста экономики.

Главным фактором роста, по нашему мнению, можно считать завершение отрицательной фазы делового цикла и возвращение к циклическому росту. Это как раз соответствует темпам роста экономики в 1,5–2,0% в год, наблюдаемым в 2017 г. Аналогичных значений экономического роста в России мы ожидаем и в 2018 г.

2017 г. и деловой цикл

Следует обратить внимание на некоторые особенности понимания делового цикла в современной экономической теории.

Теория реального делового цикла предполагает влияние на экономическую динамику множества случайных, непредсказуемых шоков, которые «зашумляют» возможные циклические (в классическом понимании) колебания экономики и выделение фаз цикла становится условным и, как правило, проводится ex post с заметным опозданием (см., например, практику датировки бизнес-циклов Национальным бюро экономических исследований США.

Можно указать на ряд признаков, которые характерны как раз для фазы выхода экономики из нижней точки делового цикла.

Во-первых, это возобновление инвестиционной деятельности компаний. В 2017 г. картина с динамикой инвестиций в основной капитал выглядела заметно лучше ожиданий. По итогам первых трех кварталов 2017 г. индекс инвестиций в основной капитал составил 104,2% к соответствующему периоду 2016 г.

, и по итогам года инвестиции выросли в реальном выражении, по нашим оценкам, на 3,5–3,8%.

Рост инвестиций является также следствием капиталовложений государства и компаний (как государственных, так и частных) в крупные проекты, такие как Крымский мост, инфраструктура к чемпионату мира по футболу, инфраструктура, транспорт и городская среда в Москве и некоторых других крупных городах.

Во-вторых, это изменение модели поведения населения в области сбережения. Несмотря на сокращение реальных располагаемых доходов населения в 2017 г.

на 1,7% (преимущественно – из-за отсутствия индексации заработных плат бюджетников, социальных выплат и отрицательной переоценки валютных сбережений при росте номинального курса рубля), в прошлом году рост розничного товарооборота достиг 1,2%, в том числе примерно на 12% увеличились продажи легковых автомобилей, возобновилось расширение розничного кредитования, быстро растет объем выданных ипотечных кредитов.

В-третьих, это снижение уровня неопределенности и рисков в экономике, в том числе благодаря последовательной экономической политике государства. В 2017 г. ЦБ РФ неоднократно понижал ключевую ставку, однако инфляционные ожидания снижаются значительно медленнее.

Когда мы говорим об уровне реальных процентных ставок, правильнее их измерять не как разницу между номинальной ставкой и текущей инфляцией, а как разницу между номинальной процентной ставкой и ожидаемой инфляцией. Поэтому в 2017 г.

, по мере снижения ключевой ставки и при относительно стабильных высоких инфляционных ожиданиях, мы пришли к ситуации не высоких положительных, а фактически нулевых ожидаемых реальных процентных ставок, что понизило альтернативную стоимость денег в экономике и тоже стимулировало инвестиционную активность.

Косвенным подтверждением улучшения ожидаемых условий ведения бизнеса в России можно также назвать перемещение России в рейтинге Doing Business на 35-е место (по сравнению со 120-м местом в 2012 г.).

Рост-2018: какие существуют риски

Если говорить об оценке ситуации в 2018 г., на данный момент мы видим значительное число рисков и ограничений, переходящих из года в год, которые препятствуют ускорению роста.

В частности, хотя мы и ожидаем некоторого ускорения структурных темпов роста (ближе к 1,5–2,0% в год) вследствие увеличения инвестиционной активности предприятий и снижения неопределенности в экономике, продолжается сокращение численности экономически активного населения, а темпы роста совокупной факторной производительности без проведения серьезных структурных реформ остаются ниже, чем были в 2000-х годах. Наметившийся рост цен на нефть на рубеже 2017/2018 гг., продление соглашения ОПЕК+ позволяют нам пересмотреть в сторону повышения прогноз ожидаемых в текущем году цен на нефть с 50–52 до 55–60 долл./барр., однако вклад внешнеторговой составляющей в ВВП остается отрицательным. Кроме того, как показал опыт 2012–2014 гг., зависимость экономики в целом от уровня цен заметно снизилась.

Циклическая составляющая роста остается положительной, однако нам видится ряд ограничений темпов в 2018 г., что не позволит экономике в целом, если говорить об инерционном сценарии, расти быстрее, чем на 1,5–2,0% в год:

  • Завершение балансировки на рынке труда (отчасти «смазанной» вследствие сокращения численности экономически активного населения по демографическим причинам) и снижение стоимости труда в экономике. В 2015 г. после девальвации рубля и ускорения роста цен доля заработной платы в ВВП снизилась на 1,0–1,5 п.п. Однако за 2016 г. эта тенденция развернулась и к настоящему времени доля фонда заработной платы в ВВП превысила предыдущие максимумы. Иными словами, позитивный эффект от корректировки заработной платы полностью исчерпан, и издержки компаний на труд снова повышают себестоимость производимой продукции.
  • Рост инвестиций в основной капитал отчасти остается загадкой, так как статистика показывает сокращение доли прибыли компаний в ВВП, возобновление (после короткого перерыва во 2 полугодии 2016 г.) накопления остатков на депозитных счетах компаний в банках, отсутствие расширения банковского кредита нефинансовому сектору. В то же время с учетом эффекта акселератора текущий экономический рост через увеличение желаемого объема капитала должен привести к более высоким темпам инвестиций и в 2018 г.
  • Неопределенность (по крайней мере на протяжении I квартала) относительно будущей экономической политики правительства РФ после президентских выборов и, соответственно, возможного изменения делового и инвестиционного климата в России. Также на протяжении всего года неопределенность для инвесторов, вероятно, будет поддерживаться риском введения новых санкций со стороны США.
  • Усиление конкуренции на мировых рынках сырьевых товаров (не только углеводородов), что сдерживает возможности для наращивания физических объемов нашего экспорта, даже при повышающихся ценах на эти товары.
  • Исчерпание потенциала роста экспорта в сельском хозяйстве. Аграрный сектор экономики и переработка продуктов питания стали заметным фактором экономического роста в 2014–2017 гг. – сначала как реакция на введение продуктового эмбарго со стороны РФ, а потом – в результате благоприятных климатических условий и рекордных урожаев, завершения ряда крупных инвестиционных проектов в аграрном секторе, начатых еще до 2014 г. Однако с началом кризисных явлений число новых подобных проектов в этой сфере заметно снизилось, а без импорта используемых в сельском хозяйстве технологий наращивание урожайности также замедляется.

Что делать?

Таким образом, вопрос о повестке экономических реформ после выборов в марте 2018 г. и формирования нового состава правительства остается центральным пунктом как для ускорения структурных темпов роста, так и для преодоления имеющихся ограничений.

По нашему мнению, сам факт принятия программы проведения структурных реформ может оказать позитивное влияние на ожидания экономических агентов, снижение неопределенности и улучшение бизнес-климата, достаточно для достижения в 2018 г. темпов роста реального ВВП не ниже 2,5%.

Более высокие темпы роста также возможны и зависят от конкретной повестки и последовательности шагов правительства, скорости проведения преобразований и изменения внешней деловой и политической конъюнктуры.

По нашему мнению, первоочередными шагами в области экономической политики, объявление которых может оказать позитивное влияние на ожидания, могли бы стать:

1. Бюджетный маневр, предусматривающий повышение удельного веса производительных расходов в том числе за счет оптимизации непроизводительных статей. В частности, Центр стратегических разработок предлагает нарастить производительные расходы бюджета к 2024 г.

с текущих 11% ВВП до среднеевропейского уровня в 13,5–14,0% ВВП, тем самым преодолеть хроническое недофинансирование (как по международным меркам, так и по требованиям приоритетов внутренней политики) расходов, обеспечивающих долгосрочное развитие и являющихся приоритетными для граждан.

При этом вкладывать следует только в те проекты и по тем направлениям расходов, которые имеют наибольшую готовность к структурным преобразованиям, чтобы обеспечить требуемую эффективность.

Для проведения бюджетного маневра без ухудшения ситуации с предоставлением общественных благ и социальных услуг, а также снижения различного рода поддержки граждан расходы расширенного правительства должны оставаться в ближайшие 6 лет на уровне не ниже 34,0% ВВП, а по федеральному бюджету – не ниже 16,5–17% ВВП, что среди прочего требует, по нашему мнению, некоторого смягчения бюджетного правила.

Согласно расчетам ЦСР, перераспределение ресурсов от непроизводительных расходов к производительным в результате «бюджетного маневра» могло бы повысить среднегодовые темпы роста на 0,5 п.п. на горизонте 3–5 лет, а в долгосрочной перспективе обеспечить до 1% дополнительного ежегодного роста.

2. Масштабное разгосударствление экономики.

Это позволит сломать тенденцию к сужению пространства для частной инициативы, к эрозии цивилизованных имущественных отношений, к снижению возможностей реализации прав частной собственности (частного бизнеса) и конкурентных рынков в связи с экспансией госсектора де-юре и де-факто. Уменьшение доли государственного участия благотворно скажется на развитии российских финансовых рынков, позволит привлечь иностранные инвестиции, а также сформировать предпосылки для повышения качества корпоративного управления.

Немаловажным является и бюджетный аспект приватизации. В соответствии с бюджетными проектировками на 2018–2020 гг. предполагается проведение достаточно жесткой бюджетной политики: расходы федерального бюджета по итогам 2020 г. будут примерно равняться расходам в 2017 г.

, что означает их сокращение на 10% в реальном выражении (с учетом инфляции). При этом Россия остро нуждается в повышении инвестиций в человеческий капитал и инфраструктуру, которые должны стать приоритетными направлениями бюджетных расходов.

Проведение приватизации позволит изыскать дополнительные ресурсы на финансирование данных направлений.

В качестве альтернативы можно рассматривать повышение налоговой нагрузки на экономику, однако в условиях необходимости ускорения темпов экономического роста увеличение налогов вряд ли целесообразно.

3. Либералиазция регулирования внешнеэкономической деятельности.

Несмотря на приоритет внутренних факторов роста, снижение зависимости от колебаний внешней конъюнктуры, открытость экономики России в большей степени будут способствовать возвращению инвесторов (в том числе и с российскими «корнями») в страну, деофшоризации экономики, чем «закрытие» экономики, введение различных ограничений на перемещение товаров, капитала и факторов производства. В части налогового администрирования работа Федеральной налоговой службы может быть поставлена в один ряд с лучшими примерами мировой практики, однако совершенствование деятельности Федеральной таможенной службы только началось. В целом, в части регулирования движения капитала, валютного регулирования мы, на наш взгляд, серьезно отстаем от развитых стран.

Необходимо быстрее переходить к единому механизму налогового и таможенного администрирования: таможенные платежи должны контролироваться (и проверяться правильность их начисления) не отдельно по каждой партии товара, пересекающего границу, а в контексте всей хозяйственной деятельности фирмы. Контроль на границе должен осуществляться на основе системы управления рисками (а не минимальной оценки стоимости товара) и установления в соответствии этим финансовых гарантий.

Важным вопросом является изменение системы валютного регулирования. Валютный контроль не нужен макроэкономически и должен быть заменен на налоговый контроль, а также контрольные мероприятия в рамках противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансирования терроризма.

Авторы – директор по научной работе Института Гайдара и научный руководитель Института Гайдара, проректор по науке РАНХиГС, ректор ВАВТ

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 2 (63), февраль 2018г.

Мировая экономика в цифрах 2017 г. и прогноз изменений на 2020 и 2030 гг

Экономический рост 2017

Если ограничиться сухими цифрами, то американская экономика остаётся крупнейшей в мире и её лидерство сохранится ещё надолго. Экстраполяция современных тенденций на среднесрочную перспективу свидетельствует о том, что Китай сместит США с лидирующих позиций примерно к 2030 г. 

Человечество успело привыкнуть к тому, что у стран “большой семерки (G7)” почти нет конкурентов, а по экономическому могуществу они впереди планеты всей. Но к 2050 г. развивающиеся страны приблизятся к развитым, а вклад каждой отдельно взятой страны в мировой ВВП существенно изменится.

Страны ЕС понесут ощутимые потери в удельном весе своих национальных экономик, но возрастёт роль стран находящихся пока на периферии мирового развития, зато обладающих большим людским и ресурсным потенциалом.

В первую очередь, прибавят (и значительно) Индия, Южная Корея, Индонезия, Бразилия, Мексика, Малайзия, Польша, Вьетнам, Филиппины, Саудовская Аравия, ОАЭ, Иран. 

Структура мировой экономики по регионам и странам в 2017 г.:

Лидерство США в этом отношении настолько заметно и неоспоримо, что если объединить экономики стран с 3 по 10 место, американская экономика всё равно будет больше. Однако, в перспективе Китай всё же потеснит Соединённые Штаты, на что однозначно указывает динамика изменений и прогнозы развития. 

Топ-10 стран по объему ВВП в 2017 г.:

Источник данных — Всемирный банк. На долю США приходится около четверти мировой экономики (24,3%), в денежном исчислении это около $18 трлн.

Второе место занимает единственный преследователь и претендент на лидерство в обозримом будущем — Китай (14,8% или $11 трлн.). Суммарно взятая экономика ЕС составила бы примерно схожую величину, но это надгосударственное объединение.

Если же принимать в расчёт только национальные экономики, то тройку замыкает Япония (6% или $4,4 трлн.). 

Самой быстрорастущей экономикой мира стал Китай

США уступает некогда лидирующие позиции как по абсолютных величинах, так и по темпах роста. В 2016 г. китайская экономика выросла на 6,7%, в то время как американская — всего на 1,6%.

Кроме того, Китай обогнал Индию, которая росла быстрее всех в 2015 г. (в 2016 г. её рост составил 6,6%). Бразилия стала единственной из стран первой десятки, чья экономика упала в сравнении с 2015 г.

на 3,5%.

Самые мощные экономики сейчас и в 2020 г. (прогноз):

Топ-10 экономически развитых стран в номинальном выражении по состоянию на 2016 г. (фактически) и 2020 г. (прогноз):

Десятка стран-лидеров по паритету покупательной способности по состоянию на 2016 г. (фактически) и 2020 г. (прогноз):

Топ-25 стран по состоянию на 2016 г. (фактически) и 2020 г. (прогноз):

Эти прогнозируемые рейтинги представлены Международным валютным фондом (МВФ) в октябре 2016 г. в рамках доклада «Перспективы мировой экономики» на 2016 и 2020 гг. 

В 2016 г. в десятку наиболее экономически развитых стран в номинальном выражении входят США, Китай, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Индия, Италия, Бразилия и Канада.

По паритету покупательной способности (ППС или ppp) в топ-10 входят: Китай, США, Индия, Япония, Германия, Россия, Бразилия, Индонезия, Великобритания и Франция. Восемь стран из топ-10 фигурируют в обоих рейтингах.

Италия и Канада входят в первую десятку на номинальной основе, а Россия и Индонезия попадают в десятку составленную на основе ППС. Вклад стран первой десятки экономически развитых стран составляет 67,44% от общемирового богатства в номинальном выражении и  61,21% в паритетном.

В обоих методах оценки США и Китай заняли первые два места. США — крупнейшая экономика мира на номинальной основе, а Китай является мировым лидером на основе ppp. США опережают Китай на $7170 млрд. в 2016 г. Эта маржа может снизиться до $5469 в 2020 г., а в 2029 г.

Китай предположительно обгонит Соединенные Штаты, как самую крупную в мире экономику по обоим методам (если сохранится существующая динамика). Китай опередил США в 2014 г.

на основе рейтинга ppp и с тех пор удерживает и наращивает достигнутое лидерство, оставаясь крупнейшей экономикой в мире (на основе ppp).

В номинальном рейтинге 3-е место Японии и 4-е место Германии сохранятся на тех же позициях и в 2020 г. Но по прогнозах экономического развития Индия потеснит и Великобританию с 5-го места и Францию с 6-го к 2020 г. Мало того, в среднесрочной перспективе Индия настигнет и Японию к 2030 г., что позволит ей занять третье место в мировом рейтинге.

Корея войдет в список 10 самых крупных мировых экономик в 2030 г., поднявшись с 11-го места по итогам 2016 г. до 7-го в 2030 г. Самый заметный рост среди 30 крупнейших экономик по прогнозу на 2030 г.

ожидается от Филиппин, чья позиция улучшится на 17 пунктов — подъём с 36-го на 19-е место. Уровень развития Малайзии и Индонезии вырастет на 15 и 5 рейтинговых пунктов соответственно.

Швеция уступит свои позиции в мировом рейтинге экономического развития на 6 мест, а Италия на 5.

за 2030 г. прогнозируется Центром экономики и бизнес-исследований (Cebr).

Долгосрочные прогнозы (2050) по структуре мировой экономики:

Согласно прогнозам компании PWC, благодаря технологическому прорыву к 2050 г. мировая экономика вырастет вдвое. Китайская станет крупнейшей, а на втором месте, вполне возможно, окажется Индия.

США упадёт на 3 место.

Экономика Мексики может стать больше, чем британская или немецкая, а 6 из 7-ми крупнейших экономик мира вполне вероятно займут развивающиеся страны, которые по темпам роста опередят развитые страны. 

Темпы роста мировой экономики в ближайшем будущем будут такими:

  • до 2020 года — 3,5%;
  • в 2021-2030 годах — 2,7%;
  • в 2031-2040 — 2,5%;
  • в 2041-2050 — 2,4%.

Из-за демографических процессов и сокращения удельного веса трудоспособного населения в развитых странах их темпы роста существенно замедлятся и фактически сравняются с общемировыми — около 2% в год.

Исключениями станут две гигантских по численности населения страны: Китай и Индия, потому что в этих странах нынешние цифры уровня доходов населения сравнительно низкие (относительно среднемировых) и имеют значительный потенциал для дальнейшего роста.  

Доля развивающихся стран в мировом ВВП составит 50%

К 2050 г. развивающиеся страны будут всё время прогрессировать и сокращать отставание от развитых, тем самым наращивая свой удельный вес в мировом ВВП с 35% до почти 50%. Доля Китая в мировом ВВП достигнет 20%, Индия выйдет на 2-е место, а Индонезия — на 4-е. 

Доля стран G7 снизится до примерно 20%, а ЕС — до 10%.  

Вьетнам, Индия и Бангладеш будут расти быстрее всего — по 5% в год

Также по темпу роста Пакистан и Египет могут обогнать Италию и Канаду.     

Нигерия, Польша и Колумбия — будущие лидеры по темпу роста в своих регионах: Африке, ЕС и Латинской Америке

Наиболее успешной и быстрорастущей экономикой Африки может и, вероятнее всего, станет Нигерия. Страна обладает огромными людскими ресурсами (самыми значительными на африканском континенте), неплохим промышленным и ресурсным потенциалом, и, по прогнозам, к 2050 г.

поднимется в рейтинге роста ВВП на 8 пунктов: с 22-го на 14-е место. Есть и проблемы, которые могут не позволить сбыться этим оптимистическим прогнозам: зависимость от нефти, неразвитые правовые институты и слишком низкие инвестиции в инфраструктуру.

В Южной Америке и странах Евросоюза наиболее продуктивными и растущими экономиками станут Колумбия и Польша соответственно. 

Разрыв между развитыми и развивающимися странами заметно сократится

В 2016 г. ВВП на душу населения в США в 4 раза превышает показатели Китая и в 9 раз — Индии. К 2050 г. эта разница заметно сократится.

Превосходство американского ВВП на душу населения над китайским составит коэффициент 2, а над индийским — 3. Китай достигнет среднемирового значения этого показателя к 2050 г., а вот Индия не сможет сделать того же и останется внизу рейтинга.

Причина тому — опережающие темпы роста населения, за которыми не поспевает экономика и рост ВВП. 

Статистика: 1 2 3 

Ввп россии

Экономический рост 2017

Заинтересовался сложным и противоречивым вопросом, как ВВП на душу населения в России.

Одни эксперты утверждают, что показатель катастрофически низкий, другие объявляют устойчивую тенденцию роста.

Решил провести сравнительный анализ объективной информации изучив доступные официальные источники. Хочу составить собственное мнение о заявлениях «водолаза» Кудрина, постоянно ищущего дно и бравурных сводках «с полей» про бурный рост экономики.

Общая информация

Внутренний валовой продукт — показатель, рыночной стоимости товаров и услуг за год по отраслям экономики. Считается в национальной государственной валюте. Влияние изменения цен, курса валют, демографических и других факторов диктует производные показатели, рассчитываемые по уровню ВВП.

Сравнивать показатели разных стран наиболее корректно, основываясь на паритете покупательной способности населения. Как сравнивать показатели падения/роста/соотношения:

  1. Сравниваем развитие экономики одной страны по годам, ориентируясь на реальный валовой внутренний продукт.
  2. Уровень жизни в государстве – реальный показатель.
  3. Экономическое развитие государства – ориентируемся по ППС.
  4. Сравнивать уровень жизни в разных странах – душевой валовой продукт по ППС.
  5. Сравнивать страны – валовой продукт в долларах США.

Сейчас страна имеет смешанный тип экономики. В государственной собственности, после глобальной приватизации 90-х остались только стратегические отрасли – энергетика и ВПК. Финансовый сектор, тяжелая и легкая промышленность, горнодобывающий сектор перешел в руки частного капитала.

Посмотрим, Ввп россии по 1990 — 2017 годам в таблице, которая наглядно показывает, «оздоровилась» ли наша экономика в результате реформ.

В России находится тридцать процентов природных ресурсов мира, но падение наблюдается с 1990 по 1997, потом средние темпы роста до кризиса 2009 и очень медленный подъем.

Эти показатели в группе «выше среднего», но большой минус, основные доходы бюджета – продажа энергоресурсов (газа, нефти). Поэтому рост Ввп россии по годам на душу населения напрямую зависит от мировых цен энергоресурсов. Так утверждают аналитики, есть сомнения, об этом ниже. Проанализируем графики.

Структура Ввп россии по отраслямпоказывает, верить экспертам дело неблагодарное. Если сравнивать данные 2009, 2015 и 2017, можно заметить — доходы страны напрямую не зависят от котировок нефти, газа, стали и алюминия на мировых рынках, как убеждают некоторые аналитики.

Данные 2002

Показатели 2015

Ввп россии 2017

Можем сделать вывод из данных таблиц? Влияние сырьевого сектора имеет тенденцию к устойчивому снижению.

Доходы и распределение

Безработица и бедность сократились в два раза, а реальные доходы выросли почти в полтора раза. Такие темпы 2000 – 2012 годов обусловлены резким ростом цены экспортных энергоресурсов.

В 2015 Российская Федерация по покупательной способности занимала шестое место, по рыночному обменному курсу – двенадцатое. К 2018 показатели существенно ниже. Причина — рост незаконных денежных потоков и теневой сектор экономики, вывоз капитала за рубеж. Итог – треть всех финансов государства в руках 120 человек. Сейчас страна на втором месте по финансовому оттоку денежной массы.

Динамика

Динамика Ввп россиив среднем 3 % в год, показывает резкие подъемы и падения, обусловленные политической ситуацией и мировыми финансовыми кризисами. Утверждения зарубежных аналитиков, рейтинги агентств прогнозируют рост валового внутреннего продукта будет увеличиваться.

Кризисные ситуации, падение цены нефти ниже 40 долларов даст максимально пять процентов снижения внутреннего валового продукта. 2018 — стоимость нефти приближается к 70, поэтому перспективы роста обнадеживающие, учитывая наши позиции в Сирии и Иране.

График Ввп россии за 20 летпоказывает, к 2017 году, несмотря на санкции РФ смогла успешно преодолеть падение 2015.

Поэтому не будем нервничать, читая прогнозы аналитиков «все пропало», без инвестиций Запада добиться хороших показателей возможно.

Структура по секторам экономики

Статистика Ввп россии показывает, распределение по секторам существенно не меняется:

  • сельское хозяйство – в среднем 5 %;
  • промышленность 30 – 32 %;
  • сфера услуг – 60 %.

А доля нефти? Оказывается, меньше 10 %. Возникает вопрос, почему так пугают «нефтяной иглой»? Выяснилось, существует две принципиально разные позиции.

Изучив много сайтов, ориентируясь на политическую направленность сделал вывод, либеральное направление экономики привязывает экономическое развитие к тому, какая цена нефти прогнозируется, что не дает возможности самостоятельно планировать развитие

Государство делает ставку на развитие промышленного сектора и ВПК, что зависит от технологий, внутренних ресурсов, правильного планирования, разумных реформ.

Есть шанс переломить негативную тенденцию, рассчитывая на внутренние резервы страны без постороннего негативного вмешательства.

Международные отношения

Доля России в мировом ВВП – сравним по годам.

Как видим, после распада СССР картина неприятная, но к 2011 году, после падения 2000, на один процент доля России выросла. А какие показатели 2017? Неплохо, особенно учитывая ситуацию санкций.

Если продвигаемся к геополитическим позициям СССР, то расстраиваться пока рано.

Сегодня место России по ВВП, информация 2017, тринадцатое, это абсолютный экономический показатель, на душу населения наши цифры огорчают – 72 место, что на одну позицию ниже, чем у Китая.

Внешние долги

Страна с 2016 начала наращивать внешний долг, цифра по расчетам 2018 года составит 15,7 процентов от внутреннего валового продукта, до критических 20 процентов далеко. В 2017 внешний долг составлял 537 млрд долларов, уровень 2015 года – 538 миллиардов.

Заявления Центробанка о рисках возрастающих внешних долгов на фоне сложившейся мировой экономической ситуации — чрезмерная предосторожность.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.