Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Содержание

Прогноз экспертов для экономики России на 2017 год

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Спрогнозировать с точностью экономические процессы невозможно. Рынок порой ведет себя непредсказуемо, и доказательство тому – кульбиты, которые проделывает цена на нефть. Однако эксперты и специалисты различных организаций все же строят осторожные прогнозы: более подробные на текущий 2016 год, а также примерные – на будущий, 2017-й.

Так, если речь идет о росте экономики, то Министерство экономического развития обещает +0.7% ВВП в этом году (после падения на 3.9% в прошлом), 1.9% в будущем и 2.4% в 2018-м.

Однако мало кто разделяет столь оптимистичные прогнозы.

Поскольку ситуация развивается динамично, пожалуй, самым разумным было бы изучить мнения авторитетных специалистов и проследить, чьи аргументы и расчеты в итоге окажутся верными.

Аналитики делают противоречивые экономические прогнозы на 2017 год

Прогноз Алексея Кудрина

Алексей Кудрин в течение 11 лет (с 2000 по 2011 г.) руководил Министерством финансов РФ.

Он продержался на этой должности дольше всех своих предшественников и последователей, сейчас считается одним из самых значимых российских экспертов по экономике.

Кудрин считает, что уже под конец текущего или к началу будущего года санкции, внедренные европейскими странами и США против России, начнут терять силу.

И хотя цена на нефть еще не достигла дна и будет продолжать падать, ситуация в российской экономике имеет шансы на выравнивание. Бывший глава Минфина считает, что в 2017 г. экономику как минимум не ждет падение – рост будет либо нулевым, либо положительным. В целом же, по прогнозам Алексея Кудрина, рост точно будет достигнут в течение года-двух.

Кудрин прогнозирует начало стабилизации экономики уже с 2017 года

Прогноз Всемирного банка

Прогнозы на новый год Всемирный банк обычно публикует в самом его начале. Так что подробный взгляд на то, как будут развиваться экономические процессы в мире и России в 2017-м, станет известно только в январе того же года. Пока же специалисты спрогнозировали ее «поведение» в 2016-м и на основании этих данных предположили, чего ожидать экономике РФ.

В докладе «Глобальные экономические перспективы» эксперты утверждают, что для мировой экономики 2016 станет годом продолжения кризиса.

Роста в это время не предвидится, однако вскоре ситуация начнет выравниваться. Аналитики прогнозируют, что в 2017 году российская экономика выйдет из рецессии и начнет медленно расти – ожидается подъем ВВП на 1.

3%. Если так случится, уже к 2018-му россияне могут рассчитывать на 1.5%.

Прогноз агенства Fitch

Одно из крупнейших рейтинговых агентств мира провело анализ российского рынка нефти и газа и составило прогноз его развития на ближайшие годы. Согласно выводам аналитиков, в 2017 году в России начнется снижение уровня нефтедобычи.

Специалисты считают, что ситуация будет развиваться следующим образом: цены на нефть продолжают падать, мировые санкции продолжают действовать.

Также на нефте- и газодобывающие компании давят высокие налоги, а объемы нефтедобычи перестали повышаться.

Fitch дает неутешительный прогноз для нефте- и газодобывающей сферы

Все эти факторы создают негативный прогноз для компаний на рынке. Возвращения цен на нефть к высоким показателям аналитики не ждут.

Газ в Европе покупают по невысокой цене (этот рынок играет для «Газпрома» решающую роль), и он не подорожает к 2017-му, когда нефтяные котировки могут пойти вверх.

Доходы компаний будут падать, инвестиции – сокращаться, и уже в 2017 году Россия будет вынуждена снижать объемы добычи нефти.

Прогноз Европейской комиссии

Детальных прогнозов на 2017 год Еврокомиссия пока не дает. Однако некоторые прикидки специалисты включили в доклад, посвященный 2015 году.

В ноябре эксперты спрогнозировали, что к концу 2015-го падение ВВП России достигнет 3.7%. Сейчас известно, что эти подсчеты подтвердились.

Специалисты Еврокомиссии подсчитали, что снижение этого показателя в 2016 году будет равно 0.5%. А на рост можно рассчитывать только в 2017-м.

Если эти прогнозы подтвердятся, то уже в будущем году российская экономика выйдет из рецессии и покажет рост в 1%. Условиями для этого Еврокомиссия считает рост цен на нефть и смягчение напряженности, которая наблюдается в мире. Эксперты также спрогнозировали уровень инфляции в России. По их мнению, в текущем году она составит 8%, а к 2017-му опустится до 6%.

МВФ прогнозирует незначительное улучшение финансовой ситуации

Прогноз Международного валютного фонда

В январе этого года специалисты МВФ опубликовали обзор World Economic Outlook Update. В нем эксперты представили прогноз развития мировой экономики на ближайшие годы. Согласно данным, содержащимся в обзоре, ни на нулевую динамику, ни на рост в 2016-м российской экономике рассчитывать не стоит. Она будет падать, а ВВП к концу года уменьшится на 1%.

Стоит отметить, что этот прогноз пессимистичнее предыдущего – в прошлый раз в МВФ подсчитали, что падение составит 0.6%. Что ж касается роста, то его эксперты рассчитывают увидеть уже в 2017 году. Однако повышение будет незначительным. Как и многие другие организации и специалисты, эксперты фонда считают, что ВВП подрастет на 1%.

Прогноз Джорджа Сороса

Американский финансист, филантроп и миллиардер высказал собственный прогноз относительно экономики России. Свой взгляд на проблему Сорос раскрыл в ходе большого интервью, которое дал в январе 2016 г. журналистам Bloomberg. Финансист сказал, что будущий год будет для России очень важным, поворотным и, по его собственному выражению, годом невозврата.

Сорос считает 2017 год решающим для всей страны в целом

По мнению Сороса, внутренние ресурсы российской экономики исчерпываются. Сложная ситуация приведет к необходимости сократить бюджет. Джордж Сорос упомянул также, что между президентом РФ Владимиром Путиным и россиянами существует «договор», по которому страна должна быть финансово стабильной, а благосостояние граждан должно постоянно возрастать.

В таких условиях выполнять «договор» станет крайне трудно, и это скажется на популярности президента. Если падение экономики будет развиваться так же стремительно, как сейчас, запасы исчерпаются уже через два года. Страну может ждать очень серьезный кризис, и самым тяжелым годом станет 2017-й.

(1 , 5.00 с 5)

Loading…

Перспективы жизни в России в 2017 году

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Насчет будущего экономики страны с перспективами развития у экономистов нет общего мнения. А причиной тому времена, в которых находится мир в данное время. Стремительное изменение ситуации в любую из сторон возможно. Потому и не стоит загадывать наперед и обнародовать для населения стабильно исполняемые сценарии.

Но если эксперты не будут этого делать, то они вовсе останутся без работы. Так что с особой осторожностью, но все же некоторые предположения относительно перспективы России в 2017 году встретить возможно. Это дает возможность читателю хотя бы немного заглянуть вперед и иметь представление.

О причинах возможного продолжения кризиса

Миру небезызвестно о позициях России как одного из числа богатейших стран в мире. С этим соглашаются как сторонники по политике, так и конкурирующие стороны. Но от проблем в экономике не застрахован никто, потому кризиса в 15-м году избежать не удалось. Да и темпы экономического роста сбавили обороты, и уменьшились в одночасье на 4%.

Причин для спада экономики оказалось более чем достаточно. Начиная с политической нестабильности на мировой арене, включая внутренние реформы, заканчивая обвалом валют и рядом следующих причин.

Экономика сильно зависит от нефтегазового рынка, из-за чего вероятен прогноз неблагоприятный для нашей страны на год 2017.

И пока бюджет государства в полной зависимости от успешности нефтяной отрасли, экономические проблемы будут стоять остро.

Следующее важно кредо – нависание политической ответственности. Это обусловлено продолжительной работой на мировой арене по доказательству всему земному шару статуса мировой державы. Это требует немалых финансовых трат из бюджета как на мирном поприще, так и в ведении борьбы с террористическими организациями.

С такими позициями какие тут могут быть перспективы жизни в России в 2017 году… В добавок к этой причине накладывается еще и вопрос по развитию собственной промышленности. При наличии достойного потенциала, оставшегося еще со времен СССР, развивать нужно множество направлений.

А с введением санкций этот вопрос обострился особенно сильно.

О переменах в лучшую сторону задумываться не приходится, ведь пока все перечисленное обуславливает современность и нынешнее состояние государства, о лучших временах думать не приходится.

Однако думать совсем о плохом не стоит. Ведь пока народ нацелен на благополучие, оно действительно приходит.

Только нужно проявлять инициативу всем, от кого ситуация может зависеть, а не одному конкретному лицу.

Разносторонние предсказания перспектив России на 2017 год

В случае положительного процесса, связанного с ростом экономики, в Министерстве могут прибавить около 0,7% по результатам ВВП уже за год 2016. Против прошлогоднего снижения на 3,9% это существенная прибавка. При дальнейшем сохранении таких позиций, можно будет вновь увидеть положительную динамику, на сей раз показателем в 1,9% за 2017 годовой период, а в дальнейшем и +2,4%.

Существуют даже предсказания перспектив России на 2017 годи дальнейший период от ключевых персон, имеющих непосредственное отношение к экономике страны.

Так, бывшему председателю Минфинансов РФ Алексею Кудрину кажется, что до полного восстановления экономики должно пройти пара-тройка лет. С этим мнением соглашается и заокеанский финансист, американец Джордж Сорос.

Ведь в российском государстве предостаточно финансов и резервных источников, какие можно применять в борьбе с экономическими трудностями.

Лишь при падении стоимости нефтепродукта за отметку в 20 долларов не избежать исключительно негативного сценария в российской экономике. А при нынешних позициях более 50 долларов вполне возможен благоприятный исход с постепенным восстановлением экономики до нужного уровня.

Мы все считаем себя гражданами своей страны и большими патриотами. А что мы знаем про нашу Великую Россию? Проверь свои знания в нашем Тесте!

Интересно, что Morgan Stanley после первичного позитивного прогноза выражает картину менее красочную. Так, теперь предсказания перспектив России на 2017 год обернулись показателями по ВВП вместо первичных 1,7% со знаком плюс на все еще положительные 0,9%.

Для более положительного темпа роста требуется, чтобы и на нефтяном рынке кривая интенсивнее стремилась вверх, больше приближаясь к вертикальной оси. Здесь же предвещается и активное снижение инфляционного показателя до отметки 5…7%.

Это лучшее подтверждение того, что череда экономического кризиса подходит к своему ожидаемому завершению.

При удачном развитии дальнейших событий в ближайшем будущем экономические новости смогут порадовать повышенным ростом в инвестиционном поприще, увеличением капитала по стране и снижением государственного дефицита.

За счет активного развития собственного промышленного комплекса можно будет задуматься о создании долгосрочных перспектив по развитию всей державы. А пока сырье находится на коротком поводке с экономикой, из-за чего и происходят все трудности с бюджетной наполняемостью.

В настоящее время есть уникальная возможность по улучшению ситуации, чтобы и капитал увеличился, и показатели экономики прибавляли интенсивнее.

По мнению ведущего банковского учреждения страны, Банка России, главный экономический критерий всего государства, ВВП должен был уже за 2016 год накинуть существенно, уровень 5-6%.

Однако перспективы развития экономики России все же имеют место в повседневных прогнозах. Реальность такова, что едва получится приблизиться к 1%, да и то неплохо.

Это позволяет судить о благоприятных переменах в ближайшем будущем.

Из выводов «нейтрального» характера

Планирование экономического прогноза на год грядущий оставляет такие реалии. Все ожидания должны быть спокойными, ведь в одночасье о росте после кризиса можно разве что мечтать.

Восстановительный процесс по части всех сфер, начиная промышленностью, заканчивая элементарной покупательской способностью населения, существенно снижен в темпах. В частности, перспективы России в 2017 году, прогнозы экономистов еще будут пересмотрены ближе к началу этого периода.

А пока что стоит задуматься над предоставленной информацией и подготовить собственные суждения на изложенную тему.

Эксперты оценили перспективы роста экономики России

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Россия должна стать пятой экономикой мира. В майском указе президента цель обозначена предельно четко. Теперь ждем трехлетний прогноз минэкономразвития по социально-экономическому развитию страны, на него минфин будет ориентироваться при верстке бюджета.

Без роста доходов населения быстрый экономический рост невозможен, считают эксперты. depositphotos

Эксперты “РГ” обсудили, на какие резервы может рассчитывать российская экономика.

Без спроса не вырастем

Марк Гойхман, экономический аналитик и прогнозист:

– У России есть потенциальные преимущества, задействование которых могло бы изменить ситуацию. К ним относится прежде всего мощная база природных ресурсов, позволяющая генерировать доходы и стимулировать экономику при оптимальном их использовании.

Путин одобрил предложения Медведева по разделению министерств

Кроме того, пока еще достаточно высокий образовательный уровень населения. Плюс огромная территория и возможности внутреннего потребительского спроса из-за большой численности населения.

Наши преимущества и в неплохих стартовых позициях в сферах, которые будут определять приоритетное развитие в мире в ближайшие годы, таких, например, как IT-технологии, телекоммуникации.

С позиций инфраструктуры перспективно использовать географического положения страны для формирования транзитных коммуникаций между бурно растущим азиатским регионом и технологичной Европой.

Для реализации всего этого нужно радикально, хотя бы двукратно, уменьшить присутствие в экономике государства, на долю которого приходится до 70 процентов производства и активов банковской системы. Это создает монополизм, ограничения здоровой конкуренции, дестимулирует частные инвестиции и бизнес-инициативу, что ограничивает возможности развития.

Значимым ограничением выступает также низкий уровень доходов и жизни населения. Нужно преодолеть продолжающееся более четырех лет падение реальных доходов и вывести их на уровень выше докризисного 2014 года.

Это необходимо и для большей экономической свободы людей, которая стимулирует инициативу, производительность.

Увеличение доходов повышает так же платежеспособный потребительский спрос, который делает более емким внутренний рынок, потребность в товарах и услугах и обеспечивает наращивание их производства.

Задачей нового трехлетнего прогноза становится не учет влияния санкций, а оценка факторов роста

Крайне важно состояние человеческого капитала, которое в целом пока не растет в условиях недостатка качества и финансирования образования и здравоохранения. Здесь нужно, в частности, изменение бюджетных приоритетов.

Только такие масштабные, кардинальные изменения на уровне законодательства и практики могли бы дать темпы роста хотя бы на уровне среднемировых.

Санкции спутали прогнозы

Эльдияр Муратов, эксперт по макроэкономике:

– В последнем официальном прогнозе социально-экономического развития страны в 2018 году ВВП страны должен вырасти на 2,1 процента, в 2019 году – на 2,2 и в 2020-м – на 2,3 процента. Это базовый сценарий. Медленно, но верно.

Но много это или мало? Если сравнивать с темпами роста мировой экономики (около 3,5 процента в ближайшие годы), то однозначно мало.

Наша цель заключается в опережающем развитии российской экономики. А 2,1 – 2,3 процента – это результат инерционного прогнозирования, когда на базе существующего в моменте улучшения аналитики вырисовывают восходящую прямую экономического роста.

Володин: Под санкции США попали более 400 юрлиц и 200 граждан России

Обоснования этим цифрам есть, к примеру, инфляция достигла практически целевых уровней (менее 4 процентов), новое бюджетное правило, когда часть доходов от продажи нефти направляется в Резервный фонд или реализация общемирового тренда, программы “Цифровая экономика”.

Проделанные шаги явно ведут в нужном направлении. Но длительное санкционное противостояние вкупе с низкими ценами на нефть (пока они, правда, пошли в рост) может стать потенциальной помехой для реализации задуманных планов страны.

Стоит отметить, что прогноз минэкономразвития составлен исходя из того, что текущий режим санкций сохранится. Но риски на базе дальнейшего усиления санкций в прогнозе пока не приведены.

Ужесточать не стоит

Александр Широв, заместитель директора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН:

– Новый тур антироссийских санкций и последовавшая за ним нестабильность на валютном рынке поставили вопрос о пересмотре макропрогноза.

Но являются ли санкции главным фактором неопределенности в отношении российской экономики? Думается, что нет.

Минэкономразвития, ответственное за подготовку макропрогноза, уже отложило его публикацию окончательной версии. И это понятно: в ближайшее время в той или иной форме официальных документов будут описаны целевые ориентиры развития экономики на очередной президентский срок.

Если они будут соответствовать тем цифрам, которые содержались в Послании президента Федеральному Собранию, то специалистам минэкономразвития придется попотеть. Они будут вынуждены практически полностью пересмотреть логику, содержавшуюся в предыдущих, достаточно консервативных версиях макроэкономического прогноза.

Если же говорить о новых санкциях, то пока их влияние на российскую экономику в большей степени связано с изменением курса рубля и уровня цен на импортируемую продукцию.

Предыдущая версия базового прогноза министерства экономического развития характеризовалась достаточно консервативным вариантом динамики цен на нефть Urals – 43,8 доллара за баррель в 2018 году при курсе 64,7 рубля за доллар.

Понятно, что эти условия даже более жесткие, чем те, которые мы наблюдаем после введения очередного пакета американских санкций.

Госдума утвердила Дмитрия Медведева на посту премьер-министра

Кроме того, предыдущие версии прогноза уже исходили из неизменности санкционного давления в обозримой перспективе и его возможного усиления.

В этих условиях дальнейшее ужесточение внешних сценарных условий, по-видимому, уже не имеет смысла.

Таким образом, ключевой задачей нового прогноза минэкономразвития становится не учет влияния санкций на экономическую динамику, а оценка имеющихся факторов роста, превращение этого документа в один из ключевых инструментов обоснования конструктивной экономической политики.

К сожалению, в последние годы эта функция официального прогноза в должной степени не работала, а целевые сценарии развития экономики выполнялись с существенно более низким уровнем проработки, чем консервативные базовые.

Задача прогнозирования постепенно сузилась до банального обеспечения текущих расчетов в рамках бюджетного процесса. Сейчас настал хороший момент для повышения значимости прогнозной деятельности министерства экономического развития, ее нацеливание на решение задач долгосрочного развития российской экономики.

Экономические итоги 2017 года: сильный рубль, слабый рост и сюрпризы от ЦБ

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

Политика в целом была процикличной, поскольку укрепление рубля автоматически приводило к сокращению покупок валюты, а ослабление российской валюты, соответственно, влекло за собой их увеличение.

Причиной этого была формула, по которой рассчитывался объем покупки валюты в 2017 году.

В нее была заложена разница между фактическими нефтегазовыми доходами в рублях и объемом этих доходов при цене Urals $40 за баррель и обменном курсе 67,5 рубей за доллар.

В результате при укреплении рубля интервенции на валютном рынке сокращались (например, в июле Минфин не покупал валюту), а при снижении курса российской валюты интервенции увеличивались (это произошло в ноябре и декабре).

В целом, в феврале — мае объем покупок иностранной валюты был незначительным и его существенно превосходил приток капитала.

Таким образом, инвесторы сами спровоцировали рост рубля: за первые 5 месяцев 2017 года он укрепился на 6% против доллара, несмотря на то, что нефть подешевела на 10%.

Радужные ожидания рухнули

В июне – июле настрой в отношении России начал ухудшаться, поскольку Конгресс США начал процесс оформления санкций в виде закона. Хотя Россия по-прежнему представляла интерес для инвесторов на рынке облигаций, приток капитала ослаб. В результате летом рубль пережил коррекцию.

Санкции фактически были законодательно оформлены в конце июля, и теперь рынки ожидают, что санкционный режим продлится намного дольше, чем ожидалось изначально. Действительно, принятие соответствующего закона в США означает, что отменить санкции будет крайне затруднительно.

Хорошим примером в этом отношении может быть поправка Джексона – Вэника к Закону о торговле 1974 года, которая вводила ограничения для СССР на торговлю с США в ответ на ограничение эмиграции из Советского Союза.

Несмотря на распад СССР в 1991 году, поправка Джексона – Вэника продолжала действовать до 2012 года.

Теоретически новый закон делает возможным значительное ужесточение санкционного режима. Однако вопрос сейчас заключается в том, как этот закон будет применяться на практике. Через 180 дней после его подписания (т. е.

примерно 28 января) администрация США должна опубликовать отчет о своих дальнейших планах.

В этом документе должен содержаться список российских бизнесменов и компаний, против которых будут задействованы санкции, а также разъяснения относительно того, будут ли санкции расширены на российские суверенные бумаги и деривативы.

Судя по всему, рынок облигаций сейчас ожидает, что значительного ужесточения санкционного режима не будет. Если такой сценарий реализуется, это будет позитивная новость.

В противном случае следует ожидать существенной коррекции на российских рынках и ответных действий правительства и Центрального банка.

Банк России уже заявил о возможном начале интервенций на рынке ОФЗ в случае реализации негативного сценария.

Вехи экономики и рост ВВП

В текущем году экономика начала восстанавливаться. Экономический рост был сбалансированным, а его основными катализаторами были потребление, инвестиции и экспорт продукции обрабатывающих отраслей.

Возобновился рост внутренних заимствований, и снижение процентных ставок будет способствовать сохранению этой тенденции в 2018 году.

Хотя нынешняя модель экономического роста выглядит устойчивой в долгосрочной перспективе, темпы экономического роста можно назвать довольно слабыми.

По итогам января-сентября 2017 года ВВП вырос всего на 1,6%. Данные за октябрь-ноябрь не внушают оптимизма.

Судя по всему, в IV квартале 2017 года темпы роста экономики в годовом выражении будут ниже, чем в III квартале 2017 (1,8%).

Это значит, что по итогам года ВВП вырастет не более чем на 1,6%, что значительно ниже прогноза Минэкономразвития (2,1%) и даже не попадает в прогнозную «вилку» ЦБ (1,7-2,2%).

Наибольшее «разочарование» 2017 года связано с динамикой в строительстве. Осенью Росстат пересмотрел свои данные, снизив темпы роста в строительстве. Эти уточнения существенно меняют представление об отраслевых тенденциях и заставляют нас быть более сдержанными в прогнозах роста на 2018 год.

Изначально сообщалось, что во II квартале рост в строительстве составил 3,2%, однако затем эти данные были скорректированы, и по итогам квартала был зафиксирован спад на 2,6%.

Аналогичной коррекции подверглась статистика за июль и август: сначала говорилось о росте на 6,6% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а затем последовало уточнение, что на самом деле рост был нулевым.

Столь резкие изменения означают совершенно новую интерпретацию отраслевых тенденций. Первоначальные оценки предполагали, что в строительстве уже наметился разворот негативного тренда, а уточненная статистика свидетельствует о продолжающемся спаде.

Мы ожидаем, что рост ипотечного кредитования (который выражается двузначными темпами) обеспечит восстановление строительной отрасли в 2018 г., однако этот «разворот» еще должен произойти в будущем.

Пересмотр динамики в строительстве поубавил наш оптимизм. Помимо этого пролонгация договоренностей об ограничении нефтедобычи также заставила нас пересмотреть прогноз по добыче нефти и газа. На фоне этих обстоятельств мы не ожидаем, что темпы экономического роста превысят 2% в 2018 году.

Важно отметить, что макроэкономические переменные — темпы роста ВВП, инфляция и обменный курс в 2018 году будут меньше зависеть от колебаний нефтяного рынка благодаря новому бюджетному правилу.

Экономическая политика будет формулироваться таким образом, чтобы напрямую увязать валютные интервенции Минфина с ценами на нефть, исключив «проциклическую» компоненту, связанную с отклонениями текущего курса рубля от ожидаемого показателя.

При повышении цен финансовое ведомство будет абсорбировать больше иностранной валюты и больше средств Фонда национального благосостояния будет инвестироваться за рубежом. При снижении цен на нефть, напротив, интервенции Минфина будут менее активными.

Это означает, что счет текущих операций и бюджет будут сильнее зависеть от колебаний цен на нефть, а рубль – меньше.

Сюрприз от Центробанка

В уходящем году ЦБ дважды удивил участников рынка: сначала в марте, когда понизил ставку на 25 б. п., а затем в декабре, снизив ее на 50 б. п. Оба раза ЦБ продемонстрировал высокую степень гибкости, отреагировав на быстрые изменения в экономической среде (главным образом на неожиданное замедление инфляции).

Скорее всего, Центробанк сохранит гибкость и в 2018 году. На сегодняшний день цель ЦБ по ключевой ставке составляет 2–3% в реальном выражении. При целевой инфляции в 4% это предполагает номинальную ключевую ставку в 6–7%.

По нашему мнению, в определенных условиях (например, если инфляция в 2018 году будет ниже 4%) номинальная ключевая ставка может приблизиться к 6% намного быстрее, чем рынок ожидает сейчас.

Особенности роста экономики России в 2017 и 2018 годах: стимулы и ограничения

Перспективы экономического роста в России в 2017 году

В 2014–2015 гг. резкое негативное изменение условий торговли привело к потере валового внутреннего дохода России на 13–14% (в 2015 г.). Однако реальный валовой внутренний продукт снизился только на 2,5% (и еще на 0,2% – в 2016 г.). В 2017 г.

российская экономика вернулась к положительным темпам роста реального ВВП (около +1,5%). При этом рост мировой экономики в 2017 г. оценивается в 3,6–3,7%, что уже близко к уровням благополучных нулевых годов.

Положительные темпы роста отмечены практически во всех странах Евросоюза и в Японии. Вместе с тем вряд ли можно с полным основанием утверждать, что последствия кризиса 2008–2009 гг. преодолены в глобальном масштабе.

А применительно к России – что мы вышли на новую траекторию устойчивого роста, и угроза новой рецессии, причем даже в краткосрочном перспективе, в 2018 или 2019 гг., – миновала.

В целом экономические результаты 2017 г. находятся в рамках ожиданий, причем, пожалуй, ближе к их верхней границе.

Следует учитывать, что структурные темпы роста ВВП, зависящие от совокупной факторной производительности, имеющегося объема труда и капитала, в последние годы опустились до 1,0–1,5% в год.

Поэтому в условиях сокращающейся численности экономически активного населения без повышения эффективности экономики рассчитывать на более быстрый рост трудно. Условия торговли хотя и улучшились (в частности, цены на нефть сорта Urals оказались в 2017 г.

примерно на 25% выше, чем в 2016 г. –  53,1 долл./барр. против 41,9 долл. годом ранее), тем не менее они были хуже, чем в среднем за последние 10 лет. Иными словами, внешний сектор по-прежнему не мог внести заметный положительный вклад в темпы роста экономики.

Главным фактором роста, по нашему мнению, можно считать завершение отрицательной фазы делового цикла и возвращение к циклическому росту. Это как раз соответствует темпам роста экономики в 1,5–2,0% в год, наблюдаемым в 2017 г. Аналогичных значений экономического роста в России мы ожидаем и в 2018 г.

2017 г. и деловой цикл

Следует обратить внимание на некоторые особенности понимания делового цикла в современной экономической теории.

Теория реального делового цикла предполагает влияние на экономическую динамику множества случайных, непредсказуемых шоков, которые «зашумляют» возможные циклические (в классическом понимании) колебания экономики и выделение фаз цикла становится условным и, как правило, проводится ex post с заметным опозданием (см., например, практику датировки бизнес-циклов Национальным бюро экономических исследований США.

Можно указать на ряд признаков, которые характерны как раз для фазы выхода экономики из нижней точки делового цикла.

Во-первых, это возобновление инвестиционной деятельности компаний. В 2017 г. картина с динамикой инвестиций в основной капитал выглядела заметно лучше ожиданий. По итогам первых трех кварталов 2017 г. индекс инвестиций в основной капитал составил 104,2% к соответствующему периоду 2016 г.

, и по итогам года инвестиции выросли в реальном выражении, по нашим оценкам, на 3,5–3,8%.

Рост инвестиций является также следствием капиталовложений государства и компаний (как государственных, так и частных) в крупные проекты, такие как Крымский мост, инфраструктура к чемпионату мира по футболу, инфраструктура, транспорт и городская среда в Москве и некоторых других крупных городах.

Во-вторых, это изменение модели поведения населения в области сбережения. Несмотря на сокращение реальных располагаемых доходов населения в 2017 г.

на 1,7% (преимущественно – из-за отсутствия индексации заработных плат бюджетников, социальных выплат и отрицательной переоценки валютных сбережений при росте номинального курса рубля), в прошлом году рост розничного товарооборота достиг 1,2%, в том числе примерно на 12% увеличились продажи легковых автомобилей, возобновилось расширение розничного кредитования, быстро растет объем выданных ипотечных кредитов.

В-третьих, это снижение уровня неопределенности и рисков в экономике, в том числе благодаря последовательной экономической политике государства. В 2017 г. ЦБ РФ неоднократно понижал ключевую ставку, однако инфляционные ожидания снижаются значительно медленнее.

Когда мы говорим об уровне реальных процентных ставок, правильнее их измерять не как разницу между номинальной ставкой и текущей инфляцией, а как разницу между номинальной процентной ставкой и ожидаемой инфляцией. Поэтому в 2017 г.

, по мере снижения ключевой ставки и при относительно стабильных высоких инфляционных ожиданиях, мы пришли к ситуации не высоких положительных, а фактически нулевых ожидаемых реальных процентных ставок, что понизило альтернативную стоимость денег в экономике и тоже стимулировало инвестиционную активность.

Косвенным подтверждением улучшения ожидаемых условий ведения бизнеса в России можно также назвать перемещение России в рейтинге Doing Business на 35-е место (по сравнению со 120-м местом в 2012 г.).

Рост-2018: какие существуют риски

Если говорить об оценке ситуации в 2018 г., на данный момент мы видим значительное число рисков и ограничений, переходящих из года в год, которые препятствуют ускорению роста.

В частности, хотя мы и ожидаем некоторого ускорения структурных темпов роста (ближе к 1,5–2,0% в год) вследствие увеличения инвестиционной активности предприятий и снижения неопределенности в экономике, продолжается сокращение численности экономически активного населения, а темпы роста совокупной факторной производительности без проведения серьезных структурных реформ остаются ниже, чем были в 2000-х годах. Наметившийся рост цен на нефть на рубеже 2017/2018 гг., продление соглашения ОПЕК+ позволяют нам пересмотреть в сторону повышения прогноз ожидаемых в текущем году цен на нефть с 50–52 до 55–60 долл./барр., однако вклад внешнеторговой составляющей в ВВП остается отрицательным. Кроме того, как показал опыт 2012–2014 гг., зависимость экономики в целом от уровня цен заметно снизилась.

Циклическая составляющая роста остается положительной, однако нам видится ряд ограничений темпов в 2018 г., что не позволит экономике в целом, если говорить об инерционном сценарии, расти быстрее, чем на 1,5–2,0% в год:

  • Завершение балансировки на рынке труда (отчасти «смазанной» вследствие сокращения численности экономически активного населения по демографическим причинам) и снижение стоимости труда в экономике. В 2015 г. после девальвации рубля и ускорения роста цен доля заработной платы в ВВП снизилась на 1,0–1,5 п.п. Однако за 2016 г. эта тенденция развернулась и к настоящему времени доля фонда заработной платы в ВВП превысила предыдущие максимумы. Иными словами, позитивный эффект от корректировки заработной платы полностью исчерпан, и издержки компаний на труд снова повышают себестоимость производимой продукции.
  • Рост инвестиций в основной капитал отчасти остается загадкой, так как статистика показывает сокращение доли прибыли компаний в ВВП, возобновление (после короткого перерыва во 2 полугодии 2016 г.) накопления остатков на депозитных счетах компаний в банках, отсутствие расширения банковского кредита нефинансовому сектору. В то же время с учетом эффекта акселератора текущий экономический рост через увеличение желаемого объема капитала должен привести к более высоким темпам инвестиций и в 2018 г.
  • Неопределенность (по крайней мере на протяжении I квартала) относительно будущей экономической политики правительства РФ после президентских выборов и, соответственно, возможного изменения делового и инвестиционного климата в России. Также на протяжении всего года неопределенность для инвесторов, вероятно, будет поддерживаться риском введения новых санкций со стороны США.
  • Усиление конкуренции на мировых рынках сырьевых товаров (не только углеводородов), что сдерживает возможности для наращивания физических объемов нашего экспорта, даже при повышающихся ценах на эти товары.
  • Исчерпание потенциала роста экспорта в сельском хозяйстве. Аграрный сектор экономики и переработка продуктов питания стали заметным фактором экономического роста в 2014–2017 гг. – сначала как реакция на введение продуктового эмбарго со стороны РФ, а потом – в результате благоприятных климатических условий и рекордных урожаев, завершения ряда крупных инвестиционных проектов в аграрном секторе, начатых еще до 2014 г. Однако с началом кризисных явлений число новых подобных проектов в этой сфере заметно снизилось, а без импорта используемых в сельском хозяйстве технологий наращивание урожайности также замедляется.

Что делать?

Таким образом, вопрос о повестке экономических реформ после выборов в марте 2018 г. и формирования нового состава правительства остается центральным пунктом как для ускорения структурных темпов роста, так и для преодоления имеющихся ограничений.

По нашему мнению, сам факт принятия программы проведения структурных реформ может оказать позитивное влияние на ожидания экономических агентов, снижение неопределенности и улучшение бизнес-климата, достаточно для достижения в 2018 г. темпов роста реального ВВП не ниже 2,5%.

Более высокие темпы роста также возможны и зависят от конкретной повестки и последовательности шагов правительства, скорости проведения преобразований и изменения внешней деловой и политической конъюнктуры.

По нашему мнению, первоочередными шагами в области экономической политики, объявление которых может оказать позитивное влияние на ожидания, могли бы стать:

1. Бюджетный маневр, предусматривающий повышение удельного веса производительных расходов в том числе за счет оптимизации непроизводительных статей. В частности, Центр стратегических разработок предлагает нарастить производительные расходы бюджета к 2024 г.

с текущих 11% ВВП до среднеевропейского уровня в 13,5–14,0% ВВП, тем самым преодолеть хроническое недофинансирование (как по международным меркам, так и по требованиям приоритетов внутренней политики) расходов, обеспечивающих долгосрочное развитие и являющихся приоритетными для граждан.

При этом вкладывать следует только в те проекты и по тем направлениям расходов, которые имеют наибольшую готовность к структурным преобразованиям, чтобы обеспечить требуемую эффективность.

Для проведения бюджетного маневра без ухудшения ситуации с предоставлением общественных благ и социальных услуг, а также снижения различного рода поддержки граждан расходы расширенного правительства должны оставаться в ближайшие 6 лет на уровне не ниже 34,0% ВВП, а по федеральному бюджету – не ниже 16,5–17% ВВП, что среди прочего требует, по нашему мнению, некоторого смягчения бюджетного правила.

Согласно расчетам ЦСР, перераспределение ресурсов от непроизводительных расходов к производительным в результате «бюджетного маневра» могло бы повысить среднегодовые темпы роста на 0,5 п.п. на горизонте 3–5 лет, а в долгосрочной перспективе обеспечить до 1% дополнительного ежегодного роста.

2. Масштабное разгосударствление экономики.

Это позволит сломать тенденцию к сужению пространства для частной инициативы, к эрозии цивилизованных имущественных отношений, к снижению возможностей реализации прав частной собственности (частного бизнеса) и конкурентных рынков в связи с экспансией госсектора де-юре и де-факто. Уменьшение доли государственного участия благотворно скажется на развитии российских финансовых рынков, позволит привлечь иностранные инвестиции, а также сформировать предпосылки для повышения качества корпоративного управления.

Немаловажным является и бюджетный аспект приватизации. В соответствии с бюджетными проектировками на 2018–2020 гг. предполагается проведение достаточно жесткой бюджетной политики: расходы федерального бюджета по итогам 2020 г. будут примерно равняться расходам в 2017 г.

, что означает их сокращение на 10% в реальном выражении (с учетом инфляции). При этом Россия остро нуждается в повышении инвестиций в человеческий капитал и инфраструктуру, которые должны стать приоритетными направлениями бюджетных расходов.

Проведение приватизации позволит изыскать дополнительные ресурсы на финансирование данных направлений.

В качестве альтернативы можно рассматривать повышение налоговой нагрузки на экономику, однако в условиях необходимости ускорения темпов экономического роста увеличение налогов вряд ли целесообразно.

3. Либералиазция регулирования внешнеэкономической деятельности.

Несмотря на приоритет внутренних факторов роста, снижение зависимости от колебаний внешней конъюнктуры, открытость экономики России в большей степени будут способствовать возвращению инвесторов (в том числе и с российскими «корнями») в страну, деофшоризации экономики, чем «закрытие» экономики, введение различных ограничений на перемещение товаров, капитала и факторов производства. В части налогового администрирования работа Федеральной налоговой службы может быть поставлена в один ряд с лучшими примерами мировой практики, однако совершенствование деятельности Федеральной таможенной службы только началось. В целом, в части регулирования движения капитала, валютного регулирования мы, на наш взгляд, серьезно отстаем от развитых стран.

Необходимо быстрее переходить к единому механизму налогового и таможенного администрирования: таможенные платежи должны контролироваться (и проверяться правильность их начисления) не отдельно по каждой партии товара, пересекающего границу, а в контексте всей хозяйственной деятельности фирмы. Контроль на границе должен осуществляться на основе системы управления рисками (а не минимальной оценки стоимости товара) и установления в соответствии этим финансовых гарантий.

Важным вопросом является изменение системы валютного регулирования. Валютный контроль не нужен макроэкономически и должен быть заменен на налоговый контроль, а также контрольные мероприятия в рамках противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансирования терроризма.

Авторы – директор по научной работе Института Гайдара и научный руководитель Института Гайдара, проректор по науке РАНХиГС, ректор ВАВТ

Читать «Мониторинг экономической ситуации в России», № 2 (63), февраль 2018г.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.