Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Содержание

Системный кризис в США. Проблемы. Причины. Следствия

Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Четыре проблемы системного кризиса в США: 

– Долг домохозяйств. – Биржевые спекуляции. – Свободные деньги. 

– Инфляция валюты. 

Проблема №1. «Долг домохозяйств». 

В США эмиссия денег (вывод денег в обращение) осуществляется посредством выдачи кредита. Для стимуляции экономики, домохозяйствам навязывают кредиты, снижая процентную ставку из года в год. Накопился долг в 130% от годового дохода. 70% дохода уходит на погашение кредита. Поэтому, снизились «покупательские инвестиции» домохозяйств, что привело к спаду в экономике США.

Причина №1 этой проблемы – алчность хозяев банковской системы.

Причина №2 этой проблемы – подкуп избирателей возможностью жить не по средствам. Гражданам США искусственно завысили уровень жизни, за счёт других народов мирового сообщества.

За это они должны поддерживать политический строй своей страны и преданно служить своему правительству. Контроль над людьми сохраняется в форме долга перед банками.

В любой момент банк может затребовать долг и разорить кого угодно.

Проблема №2. «Биржевые спекуляции»

Большие долги домохозяйств не позволяют поднимать процентные ставки по кредитам. Это приведёт к росту долга по процентам до такого уровня, который разорит большинство домохозяйств и приведёт к гуманитарной катастрофе в стране. Поэтому, в погоне за прибылями, коммерческие банки предпочитают выдавать кредиты для целей биржевых спекуляций.

Коммерческие банки выдают кредиты азартным людям, а те покупают на кредитные деньги акции и индексы на биржах, способствуя чрезмерному, не обоснованному здравым смыслом росту цен акций. «Надуваются» «финансовые пузыри». Долговая пирамида растёт и с неизбежностью будет коллапс: разорение спекулянтов, разорение коммерческих банков.

Биржевые спекуляции изымают деньги из обращения. Возникает дефицит денег для целей товарообмена и инвестиций. От этого страдает национальная экономика США. Проблему дефицита денег пытаются решить «количественным смягчением». Но новые деньги по тем же причинам затягивает в себя биржа в целях спекуляций. Проблема не решается, а только усугубляется.

Биржи колеблют цены столь сильно, что разоряют множество трудолюбивых предпринимателей в стране. Вредят национальной экономике США.

Биржевые спекуляции обирают наивных халявщиков. Доводят множество азартных людей до нищеты. Биржевые спекуляции – это узаконенный грабёж собственных граждан.

Причина №1 этой проблемы – алчность хозяев банковской системы.

Причина №2 этой проблемы – способ изъятия «свободных денег».

Проблема №3. «Свободные деньги»

Свободные деньги – это деньги, свободные от платежа по ним кредитного процента коммерческим банкам. Появляются в обращении в результате не кредитного способа вывода в обращение.

Не кредитный способ вывода в обращение денег один – покрытие дефицита государственного бюджета эмиссией.

В США это происходит так. Государство берёт деньги в долг у ФРС (продаёт акции государственного займа за доллары). ФРС печатает запрошенную сумму денег и даёт государству (покупает акции). Государство тратит эти деньги на покупку труда (зарплата государственных служащих) и на покупку продуктов труда людей.

Деньги, полученные от государства в форме зарплат и в форме платежа за товар, поступают в обращение. Людям не надо платить по ним проценты коммерческим банкам. С людей эти деньги собираются обратно в форме налога. Но так как собираемый налог меньше бюджета, то объём «свободных денег» из года в год увеличивается.

Государственный долг США – это долг государства перед ФРС. 21 триллион долларов. Это и есть объём «свободных денег». Это и есть масштаб проблемы.

Когда денег накапливается достаточно много, люди сами начинают давать друг другу кредиты, не нуждаясь более в кредитах коммерческих банков. Центробанки и коммерческие банки перестают получать прибыли.

Варианты решения проблемы «свободных денег».

– Коммерческие банки изымают «свободные деньги» из обращения, привлекая их на депозиты. Но теперь они вынуждены платить процент по ним сами. Под малый процент деньги не принесут. Нужен большой.

Но если платить большой процент, надо увеличить процентную ставку за кредиты. И тогда активизируется проблема №1. Долг домохозяйств настолько велик, что выплаты по процентам неподъёмны.

Кроме того, ещё сильнее сократятся «потребительские инвестиции» домохозяйств в экономику, что способствует её коллапсу.

– Проблему №3 (свободные деньги) частично решают за счёт создания проблемы №2 (биржевые спекуляции). Обирая своих граждан, крупные банки изымают из обращения «свободные деньги».

Аппарат биржевых спекуляций – это «пылесос» для выкачивания «свободных денег». Каким бы ни был большим «Финансовый пузырь», он не обрушит экономику. Просто блага от одних людей перейдут к другим.

Многие пострадают, но это и есть цель – конфисковать «свободные деньги», потраченные государством сверх налоговых поступлений.

– Проблему №3 частично решают за счёт конфискации «заработанных» денег у предпринимателей, не входящих в мировой элитарный клуб (и даже у входящих!). Богатых людей вынуждают «жертвовать» на «благотворительность» или «замораживают» вклады.

– Проблему №3 частично решают за счёт продажи облигаций государственного займа. Людям предлагают отказаться от траты заработанных денег, взамен на получение дивидендов. Спасаясь от одной проблемы («свободных денег») получают новую проблему – бремя платежей по процентам.

Проценты по трежерис выплачивают из тела самого займа. Но это, по сути, финансовая пирамида, настанет момент, когда она рухнет. Больше половины государственного долга США перед ФРС «взяли на себя» другие страны. Не добровольно.

Вернуть свои деньги назад невозможно (Япония после Фукусимы, 2011).

Все способы ликвидации «свободных денег» направлены на сохранение статуса доллара, как мировой валюты. Ликвидация «свободных денег» нужна для сохранения покупательной способности доллара и доверия к нему.

Проблема №4. «Инфляция валюты»

К четырём перечисленным способам ликвидации «свободных денег» можно добавить пятую, выделив отдельной проблемой – инфляция доллара.

Доллар целенаправленно обесценивают – сокращают его покупательную способность. Для сохранения товарообмена появляется потребность в новых порциях денег. Их печатают и выводят в обращение через кредит. Этим методом банки восстанавливают прибыли. Для сохранения прибылей, банкам нужна высокая степень инфляции доллара.

Но высокая инфляция убивает производства с длительным циклом. Они не могут рассчитать рентабельную цену и разоряются. Недостаток для людей от инфляции доллара – обесценивание денежных накоплений. Недостаток для мирового сообщества, накопившего доллары – отказ США от части своего долга.

Высокая инфляция доллара, необходимая мировой наднациональной финансовой элите для сохранения прибылей, вредна для национальной экономики США. Высокая инфляция убивает экономику США и грабит граждан США. Высокая инфляция доллара грабит мировое сообщество.

Причина проблемы №4 – попытка смягчить проблему «свободных денег» собственниками ФРС. Инфляция запланированными темпами.

Причина «свободных денег» – перерасход бюджета, то есть жизнь не по средствам, взаймы у мирового сообщества. Расходы постоянно (системно) превышают доходы. Жизнь не по средствам – результат стремления доминировать на планете, быть лидером. Чрезмерные расходы на вооружение и на подкуп избирателей, на роскошь.

Деструктивное решение проблемы системного кризиса.

Причина проблемы №3 (свободных денег) – имперские амбиции США. Необходимость содержания огромной дорогостоящей армии и ВПК. Необходимость подкупать лояльность граждан своей страны к правительству и политике правительства.

Проблема №3 порождает проблему №1 – жизнь в долг граждан США, за чужой счёт, отсутствие возможности погасить долги.

Желание элит США доминировать на планете приводит к агрессивной внешней политике.

Навязыванию торговых тарифов, привилегий, привязывание к своим банкам, управление в ручном режиме мировой экономикой, уничтожение лидеров и государств, пытающихся ввести свою стабильную валюту, обрушение чужих валют, финансовые грабежи и войны. Грабительское отношение к гражданам собственной страны. Конфискация вкладов у иностранцев.

Агрессивная внешняя политика – следствие духовного порока Запада. Остановить их можно только силой. Сами не остановятся.

Ссылки КОНТ 

  • Геополитика
  • Проблемы в США
  • Мировой экономический кризис

Ипотечный кризис в США в 2008 году: причины и последствия

Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Ипотечный кризис в США стал началом финансово-экономического кризиса во всем мире, и коснулся практически каждой страны. Что же явилось причиной краха? Каковы оказались его реальные последствия? Разберем подробнее ответы на эти и некоторые другие вопросы.

Что это был за кризис

Ипотечный кризис в США – обвал экономики и рынка недвижимости, проявившийся в форме резкого увеличения невыплат по ипотечным займам с повышенными рисками. Сопровождался изъятием жилой и коммерческой недвижимости кредиторами (банками и кредитными организациями).

По уровню падения ипотечный кризис сравнивают с Великой американской депрессией 30-х годов. Схожие черты действительно есть: чрезмерные спекуляции на бирже и отсутствие соответствующей реакции контролирующих и государственных органов власти на существующие факты кризисные явления.

Сама суть кризиса в общих чертах сводится к следующему:

  1. Рост цен на квартиры и дома существенно превышал уровень инфляции в стране, что привело к появлению искусственного спроса (в США царил «жилищный бум»).
  2. Финансировался этот бум с помощью «дешевых денег» или ипотеки с минимальными процентными ставками, а также посредством оформления вторичных ипотечных займов (повторный кредит под уже заложенную недвижимость).
  3. В экономике включился механизм неконтролируемого роста цен на жилье и объема продаж, что явилось ключевой причиной «раздувания мыльного пузыря» на рынке недвижимости.

В итоге рынок перенасытился и, как следствие, цены на недвижимость начали падать. В результате американские банки повысили ставки по действующим ипотечным займам с плавающими процентами.

Таки условия стали причиной невозможности исполнения своих обязательств перед кредиторами существенной долей заемщиков (особенно находящейся в зоне повышенных рисков).

Клиенты становились должниками, а имущество выставлялось на торги по стоимости ниже начальной.

В сентябре 2008 года уровень цен на жилье упал более, чем на 20%.

Вывод: Все эти факторы привели к серии крупнейших в истории банкротств банков, страховых, инвестиционных и иных финансовых институтов США и послужили причиной глобальной рецессии мировой экономики.

Хронология событий

Во временном интервале ипотечный кризис в США 2008 г. наступил не в один день и даже не в один год. Хронологически события, приведшие к нему, можно представить следующим образом:

В этот период рынок недвижимости Америки переживал невиданный подъем строительства. Фактически за 7 лет цены взлетели практически в 7 раз.

Также во время президентства Буша был принят ряд законодательных мер, предоставляющих налоговые льготы и рабочие места в строительных корпорациях.

Налог на прибыль с продажи жилья был снижен, что также поспособствовало росту спроса на новое строительство.

Устойчивый рост рынка недвижимости сопровождался увеличением объемов выдачи нестандартных ипотечных займов или субстандартных кредитов, когда была существенно снижена планка обязательных требований к заемщикам. То есть займы получали лица с высоким уровнем риска, уже имеющие негативную кредитную историю. Виновата здесь жадность банкиров, стремившихся любым путем увеличить свои доходы.

Кроме того, рынок недвижимости на своем пике привлек инвесторов и спекулянтов, главной целью которых было извлечение максимальной прибыли. В Америку хлынул азиатский и западный капитал, чьи инвесторы вкладывали деньги в относительно безопасные инструменты – ценные бумаги под залог недвижимости (CDO).

В середине 2006 г. рост рынка недвижимости остановился, произошло перенасыщение. Все больше и больше заемщиков были не в состоянии обслуживать свои ипотечные займы. К концу 2006 г.

данный показатель составлял около 10% от общего числа кредитов, выданных на приобретение жилья. Рефинансирования займов добиться было невозможно – банки больше не выдавали дешевые кредиты.

Начались массовые отчуждения банками залогового жилья.

В 2007 году ипотечный пузырь лопнул. Падение цен на недвижимость стало критичным, что стало следствием длинной цепочки банкротств крупнейших американских банков, хедж-фондов, страховых и инвестиционных компаний, потерявших огромные суммы. За 2007 г. около 25 банков объявили о своем банкротстве. Рынок CDO также рухнул.

Все дальнейшие события являются уже фактами начала общеэкономического кризиса в США, распространившегося затем и по всему миру в силу неотъемлемой глобализации.

Причины ипотечного кризиса в США

Причин, способствовавших разрастанию ипотечного кризиса в США, можно перечислить много. Однако многие эксперты сходятся во мнении, что основными из них являются рост внешних инвестиций в экономику и изменение законодательного регулирования банковской системы. Рассмотрим их подробнее.

Рост внешних инвестиций и их влияние

Период 2002-2005 гг. характеризуется резким ростом объемов иностранного инвестирования – главным образом за счет Китая. Связано это с ростом цен на нефть и сопутствующие углеводороды. Здесь существует 2 теории, объясняющие связь влияния внешних инвестиций на кризис:

  1. По данным на 2004 г. дефицит платежного баланса Америки составлял около 6% от ВВП, то есть американцы потребляли больше, чем производили, и одновременно – больше тратили, чем зарабатывали. Логичным способом уравновешивания такого баланса является привлечение внешних инвестиций.
  2. Привлечение внешнего капитала производилось за счет увеличения уровня потребления в США. Если экспорт упадет, то привлечь инвестиции можно с помощью займов у иностранных производителей.

Первая теория основывается на положении о том, что из-за непомерного массового потребления в страну хлынули иностранные инвестиции и породили ипотечный кризис. Вторая же гласит, что внешний капитал появился и достиг таких масштабов по причине чрезмерного потребления.

Вывод: Обе теории винят в американском ипотечном кризисе третьи страны, а не внутренние причины и действия органов власти и контроля.

Изменения в законодательном регулировании банковской системы

Еще в 1982 г. был принят закон «О паритете в альтернативном ипотечном кредитовании», который разрешил кредиторам, не относящимся к федеральным банкам, выдавать ипотеку с плавающей ставкой.

В этот период появились новые разновидности ипотечных займов: с плавающим процентом, с возможностью выбора размера ежемесячного платежа, с погашением задолженности в конце срока кредитования крупной суммой, с выплатой только процентов в начале срока кредитования и т.д. Все они постепенно потеснили обычную ипотеку с фиксированной процентной ставкой и рассрочку.

Использование новых видов ипотеки привело к злоупотреблению ими ввиду отсутствия соответствующего правового регулирования.

В дальнейшем банки пролоббировали закон, получивший название «Гремма-Лича-Блайли» или по-другому «Закон о модернизации», который предоставил им право создавать коммерческие холдинги и одновременно заниматься инвестиционной, коммерческой и страховой деятельностью.

На практике банки привлекали средства населения и тут же вкладывали их в инструменты с повышенным риском, страхуя при этом сами себя. Была предоставлена практически полная свобода действий.

 Субстандартное кредитование, его виды и влияние

Бум строительства в США и стабильный рост цен на жилье породили огромную конкуренцию между банками. Среди ключевых инструментов в борьбе за клиентов и увеличение объемов кредитования они использование снижение процентных ставок и выдачу субстандартных кредитов.

Субстандартное кредитование предусматривает существенное снижение требований к потенциальным заемщикам. Кредиты начали выдавать клиентам из высокорисковых групп. Кроме того, клиент мог выбрать наиболее подходящий способ расчета с банком:

  • займ с плавающей процентной ставкой (ставка фиксируется на первые несколько лет, а затем банк имеет право ее повысить);
  • выбор конкретного варианта оплаты (например, заемщик сам мог установить посильную сумму для ежемесячной оплаты с последующим переносом неоплаченных процентов к телу кредита);
  • оплата большей части задолженности перед банком в конце срока кредитования.

То есть, фактически любой американец без доходов и каких-либо активов мог оформить в ипотеку дорогую недвижимость, стоимость которой не сопоставима с его кредитоспособностью. Такие кредиты сами банки прозвали «мусорными», так как все понимали, что их не вернут. задача стояла в их выдаче, ведь банки получали огромную прибыль от реализации долговых бумаг.

Спекуляция на деривативах

Благодаря резкому увеличению объемов ипотечного кредитования был сформирован новый механизм секьюритизации или снятия рисков по невозврату таких займов, или попросту их финансирование. Суть заключается в превращении долговых обязательств в ценные бумаги или деривативы.

Наибольшее распространение среди деривативов в США в период начала ипотечного кризиса получили свопы. Обороты торговли такими инструментами были колоссальными – только по данным за лето 2008 г.  объем операций составлял около 600 триллионов долларов США.

Сами деривативы обеспечивались новыми ценными бумагами, под них же выпускались другие. Таким образом, создание производных, синтетических ценных бумаг, бесконечная эмиссия, их рост в геометрической прогрессии спровоцировали закономерный крах – пузырь, не имеющий под собой ровным счетом ничего, лопнул.

В целях получения максимальной прибыли крупнейшие хедж-фонды и инвестиционные компании сговорились с ведущими рейтинговыми агенствами, которые осознанно присваивали завышенные рейтинги и инвестиционную привлекательность даже «мусорных» ценных бумаг.

Каковы его последствия и влияние на мировую экономику

Ипотечный кризис в США 2007-2008 гг. стал маховиком дальнейших экономических событий, коснувшихся всю мировую экономику. Ключевыми последствиями для Америки стали:

  • отчуждение и выставление на торги более 1 миллиона объектов недвижимости, выступавших залогом по договорам об ипотеке (к середине 2011 г.);
  • банкротство и огромные убытки крупнейших банков страны, хедж-фондов, страховых и инвестиционных компаний (банкротство Lehman Brothers, Bear Stearns, покупка Bank of America инвестиционного банка Merrill Lynch, прекращение инвестиционной деятельность гигантами Goldman Sachs и Morgan Stanley);
  • снижение стоимости производственных активов более, чем на 20% (2007-2008 гг.);
  • потери рынка недвижимости по приближенным оценкам составили более 5 триллионов $ (рынок не растет и по сей день);
  • уменьшение пенсионных накоплений и личных сбережений американцев в общей сумме свыше 8 триллионов $.

Кризис сработал по принципу «домино» и потянул за собой строительный сектор, машиностроение, сферу услуги и т.д.

Тысячи семей были больше не в состоянии обслуживать ипотечные кредиты и оставили свои дома банкам. Вымерли целые улицы и кварталы.

Последствия для России

Наша страна не испытала на себе таких масштабных последствий, как в США. Однако кризис все-таки коснулся и Россию. Основной удар пришелся не на сферу ипотечного кредитования, который на тот момент находился на стадии своего развития, а преимущественно на финансовый сектор.

Многие ведущие банки оказались в удручающем положении и обратились к государству за помощью. Среди них Связь-банк, ВТБ, КИТ-Финанс и другие.

Капитализация крупнейших компаний упала за осень 2008 г. на ¾, а золотовалютные резервы на 25%. Банки снова столкнулись с недоверием населения и оттоком вкладов. Бегство вкладчиков стало дополнительной стимуляцией существенного снижения финансовой устойчивости многих банков в РФ и их банкротства.

Также финансовый кризис спровоцировал закономерное снижение цен на нефть и сопровождающие продукты. Возникли серьезные проблемы с привлечением инвестиций в этот сектор и завершением уже начатых проектов.

Темпы роста экономики РФ существенно сократились – примерно на 4 п.п. за 9 месяцев 2008 г. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Практически во всех сферах экономики прослеживался спад.

Выводы по итогам кризиса для мировой экономики и экономики России

По прошествии некоторого времени можно сделать основные выводы по итогам общемирового и российского кризиса 2008 г.:

  1. Ипотечный кризис в США и последовавшая за ним экономическая рецессия во всем мире – это результат человеческих действий. Именно люди игнорировали сигналы об опасности, не учитывали риски и гнались за сверхдоходами. Государственные и финансовые регуляторы также не предпринимали должных действий, а лишь способствовали формированию некачественного ипотечного портфеля и раздуванию рынка деривативов.
  2. Кризис выявил слабые места и дыры в законодательстве многих стран. Многие проекты жилищных и налоговых реформ и стимулов находятся еще в стадии разработки и согласования.
  3. Активные действия госорганов США были предприняты только в сентябре 2008 года, когда кризис уже был в разгаре. Время для смягчения негативных последствий было упущено. Расходы Правительства на преодоление последствий кризиса по данным на конец 2009 г. оцениваются в 11 триллионов $.

Что касается ситуации в России, то несмотря на общемировую интеграцию, она уникальна. У нас кризис начался с кризиса частного сектора, который был спровоцирован чрезмерными заимствованиями в шоковых условиях, а именно со стороны оттока капитала, внешней торговли и существенного ужесточения условий внешнего кредитования.

Полная зависимость РФ от цен на нефть и иные углеводороды при их падении и объема экспорта привел к сильнейшему удару глобального кризиса по нашей стране. Ключевые меры Правительства РФ для выхода из кризиса были направлены на укрепление финансовой системы, включая вливания в капитал банковской системы и предоставление ликвидности в виде субординированных кредитов.

Ужесточилась политика Центробанка, начиная с 2009 г. начались массовые чистки в банковском секторе на предмет несоответствия кредитных и финансовых учреждений заявленным показателям и качества проводимой политики.

Ипотечный кризис в США 2008 г. привел к краху рынка недвижимости, обвалу фондового рынка и стал началом общеэкономической рецессии. Банкротство крупнейших банков, инвестиционных компаний и хедж-фондов, резкое сокращение благосостояния обычного населения, изъятие миллиона объектов залоговой недвижимости, а также проникание кризиса во все сферы экономики стали ключевыми его последствиями.

Причин здесь множество, однако главные две – это резкий рост внешних инвестиций в американскую экономику и законодательные акты, способствовавшие раздуванию спекулятивного пузыря. Все это и привело к тому, что в один момент он лопнул.

Подробнее про рынок ипотеки и ипотечное кредитование в России читайте далее.

Последствия торговых войн: с чем связаны опасения по поводу экономической рецессии в США в 2020 году

Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Две трети членов Национальной ассоциации экономики предпринимательства (NABE) США прогнозируют наступление рецессии в стране до конца 2020 года.

Главными причинами прекращения экономического роста американские специалисты считают текущую торговую политику Белого дома и повышение базовой ставки ФРС.

Если кризис действительно произойдёт, то проблемы Соединённых Штатов приведут к серьёзным последствиям для многих других стран. В то же время, по мнению экспертов, для мира это будет хороший шанс избавиться от долларовой зависимости.

Большинство экспертов американской Национальной ассоциации экономики предпринимательства (NABE) прогнозируют начало новой рецессии в США не позднее конца 2020 года.

Об этом свидетельствуют данные опроса среди членов организации. Так, порядка 10% респондентов полагают, что экономический спад начнётся уже в 2019 году, 56% ставят на 2020 год, и около трети опрошенных — на 2021-й.

Результаты исследования приводит Bloomberg.

Примечательно, что члены NABE достаточно оптимистично оценивают перспективы экономики в текущем году. Так, по сравнению со своей июньской оценкой аналитики повысили прогноз роста ВВП в 2018 году на 0,1% (до 2,9%) и сохранили ожидания по 2019 году на уровне 2,7%.

Прогноз ФРС относительно динамики американской экономики ещё более оптимистичный, но даже в нём наблюдается последовательное замедление темпов роста. Если в 2018 году, по оценке Федрезерва, ВВП США прибавит 3,1%, то в 2019 году показатель снизится до 2,5%, в 2020-м — до 2%, а в 2021-м — до 1,8%.    

«Данный тип прогноза от NABE представляет собой типичное «следование за трендом». Я думаю, что рецессия, вполне возможно, начнётся уже в 2019 году и практически наверняка — до конца 2020 года», — рассказал в интервью RT научный сотрудник Института Людвига фон Мизеса Марк Торнтон.

Программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик расценивает прогноз бизнес-ассоциации скорее как сигнал со стороны экспертного сообщества в отношении рисков текущей экономической политики администрации Трампа. В первую очередь речь идёт о высоком росте протекционизма и развязывании торговых войн.

Торговый негатив

Наиболее серьёзным риском для экономики США 41% респондентов NABE назвали текущую торговую политику. При этом 18% также отметили угрозу высокой базовой ставки ФРС и 18% указали на вероятность существенного падения или же чрезмерной волатильности фондового рынка.  

Руководитель исследования, исполнительный вице-президент и директор аналитической службы Федерального резервного банка Атланты Дэвид Алтиг отметил, что большое влияние на мнение экономистов оказала именно тема тарифных войн.

В результате изменения американской торговой политики около половины опрошенных несколько повысили свои ожидания по инфляции.

Одновременно свыше 50% респондентов снизили свой прогноз по росту ВВП в 2018 году и около 80% ухудшили оценку на 2019 год.

Марк Торнтон, в свою очередь, полагает, что главными факторами замедления экономики США станут высокая базовая ставка ФРС, рост цен на природные ресурсы и проблема слишком высокого госдолга. Что касается торговых противостояний Вашингтона, то они могут стать спусковым крючком для накопившихся проблем и создать дополнительные сложности как для Штатов, так и для других государств.  

«Главный негативный элемент с точки зрения экономического роста — это торговые конфликты и ответные тарифные ограничения по экспорту товаров и услуг за рубеж, которые могут получить американцы. Пересматриваются региональные торговые соглашения, и на двусторонней основе мы также всё чаще видим не обмен торговыми преференциями, а скорее обмен ограничениями», — отметил Ярослав Лисоволик.

Также по теме

Лекарство от перегрева: ФРС США повысила процентную ставку до 2—2,25% годовых

Федеральная резервная система США по итогам заседания 26 сентября в третий раз за год повысила свою базовую ставку — на 0,25%, до…

Серьёзным риском, по словам эксперта, может стать угроза коррекции на фондовом рынке США.

В последнее время американский промышленный индекс Dow Jones и корпоративный S&P 500 активно обновляют новые рекорды и на сегодняшний день находятся на самом высоком уровне за всю историю.

По мнению Ярослава Лисоволика, именно столь стремительный рост индикаторов и повышает уязвимость рынка перед негативными факторами в экономике.

«Для США финансовые рынки важны с точки зрения экономического роста гораздо больше, чем для развивающихся стран. Там падение фондового рынка может иметь намного более серьёзные последствия в том числе для инвестиций, а также для потребления, ведь значительная часть населения так или иначе присутствует на фондовом рынке», — пояснил эксперт.

Впрочем, американский Центробанк пока не видит рисков для возможного замедления экономики и продолжает поднимать свою базовую ставку. 26 сентября она была повышена на 0,25 процентного пункта, до уровня 2—2,25% годовых. Одновременно регулятор подтвердил планы о будущих повышениях в 2018 и 2019 годах.  

Глобальный эффект

Рецессия экономики США, по мнению экспертов, может создать большие сложности для всех остальных стран. Так, эксперты напоминают, что глобальный кризис десятилетней давности начался именно со Штатов.

Как отмечает Ярослав Лисоволик, значительная часть рисков для мировой экономики продолжает концентрироваться в США. Одной из главных проблем остаётся высокий уровень госдолга. В настоящее время он уже превышает 100% ВВП и составляет $21,51 трлн.

Такие данные приводит официальный портал Usdebtclock.org. По мнению экспертов, одновременно с перегретостью финансовых рынков и продолжающимся повышением процентных ставок ФРС именно высокая задолженность вызывает наибольшую обеспокоенность у экономистов.

Текущее положение дел в мировой экономике усугубляет и целый ряд проблем за пределами Штатов.

«Лично я ожидаю начала рецессии уже во второй половине 2019 года. Спад может стартовать даже раньше, если ситуация на развивающихся рынках продолжит ухудшаться, особенно в Азии, а проблемы в Евросоюзе будут обостряться», — отметил в беседе с RT генеральный директор аналитического департамента Alpari Research & Analysis в Великобритании Роберто д'Амброзио.

Основным драйвером рецессии, по словам эксперта, станет влияние агрессивной торговой политики США, особенно в отношении Китая, и её возможное распространение на другие страны Азии.

Признаками этого влияния, по мнению д'Амброзио, можно считать повышение центральными банками Индонезии и Филиппин процентных ставок на прошлой неделе в попытке остановить удешевление своих валют и удержать инфляцию под контролем.

Вместе с тем, по мнению эксперта, экономический спад может стать хорошей возможностью для стран, стремящихся найти выход из торгового тупика в отношениях с США и снизить зависимость глобальной экономики от доллара. 

Подушка безопасности

Эксперты полагают, что в отличие от 2008 года возможная глобальная рецессия на этот раз не станет серьёзным ударом по экономике России. По словам экономистов, страна могла бы ощутить на себе влияние кризиса через падение цен на нефть.

Если рост мирового ВВП существенно замедлится, это негативно скажется на глобальном спросе и соответственно на стоимости энергоносителей.

В то же время Минфин РФ достаточно консервативно подошёл к формированию федерального бюджета и заложил в него невысокий уровень цен на углеводороды.

«Даже при снижении стоимости нефти эффект на бюджет и на экономику будет ограниченным.

Помимо этого, Россия как раз за счёт высоких цен на энергоносители в последние годы накопила резервы, которые помогут ей преодолеть негативные последствия внезапного падения стоимости нефти.

Также наш внешний долг по сравнению с 2008 годом значительно снизился, и Россия гораздо в меньшей степени уязвима к новому шоку», — считает Ярослав Лисоволик.

Марк Торнтон также полагает, что для России, которая живёт в условиях жёсткой экономии и соблюдения бюджета, последствия будут не так существенны. К тому же если вырастут цены на аграрно-сырьевые товары, особенно зерно и золото, то российская экономика будет защищена от глобального экономического кризиса, заключил эксперт.

Глобальная угроза: как скоро рухнет американская экономика

Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Это, в свою очередь, приводит к удорожанию финансовых ресурсов для компаний, ухудшая перспективы их развития. По мере ухудшения настроений инвесторы начинают ожидать снижения ставок в будущем в качестве стимулирующей меры со стороны ЦБ. Как следствие, долгосрочные ставки начинают снижаться, кривая доходности совершает инверсию, а вероятность наступления рецессии повышается.

Анализ динамики кривой доходности в США с начала 1950-х годов показывает, что от момента сужения спреда доходностей 10-летних и однолетних бумаг до 50 пунктов до инверсии кривой доходности проходит в среднем около года.

Затем еще около года проходит до начала рецессии. С учетом этих наблюдений текущее положение кривой доходности предполагает продолжение роста американской экономики в течение еще 2 лет, а наступление рецессии — в 2020 году.

В пользу нарастающей вероятности рецессии также говорит динамика фондового индекса и уровень долговой нагрузки в США. Индекс S&P 500 растет практически непрерывно вот уже более 9 лет подряд, его текущий уровень почти вдвое превышает предкризисный максимум, формируя ожидания неминуемой коррекции.

Совокупный долг государства, компаний и физических лиц в США в настоящее время составляет 215% ВВП по сравнению с 185% в предшествовавшем кризису 2007 году.

В условиях восходящей траектории ставок в США этот фактор формирует существенные риски для экономической активности — компании с плавающей ставкой попадают под риск, возникают трудности с перекредитованием.

Несколько смягчающих обстоятельств

Темпы перехода экономического цикла в нисходящую фазу могут существенно отличаться от кризиса к кризису. Например, кризис 2001 года наступил лишь через 3 года после того, как наклон кривой доходности достиг значений, сформировавшихся на рынке сейчас.

Хотя форма кривой доходности — достаточно надежный предвестник рецессии, однако с момента запуска количественного смягчения в США (Quantitative Easing) в 2008 году об этом индикаторе заговорили на рынке впервые.

В результате политики количественного смягчения на балансе ФРС оказались существенные объемы долгосрочных казначейских бумаг, которые ФРС выкупала именно для снижения долгосрочных ставок. Как следствие, долгосрочные доходности сейчас могут быть искусственно занижены, что и формирует столь плоскую кривую доходности.

Но с четвертого квартала 2017 года ФРС начала сокращать свой баланс нарастающими темпами. Такое решение было принято для повышения ставок на рынке. По мере скупки активов долгосрочные доходности еще могут подрасти, сделав кривую более восходящей и отодвинув срок наступления рецессии.

Кроме того, сейчас ФРС прогнозирует повышение ставки до 3,5% к 2020 году, и на этом цикл ужесточения монетарной политики должен окончиться, поскольку именно такая ставка оптимальна для экономики.

Ставки в 3,5% достаточно низкие по сравнению со ставками в предшествовавших экономических циклах США. Это формирует своеобразный потолок для доходностей долгосрочных бумаг — если ФРС не планирует повышать ставки выше 3,5%, то и среднерыночные ставки на ближайшие 10 лет не могут оказаться выше этого значения.

Учитывая, что стимулирующая налоговая реформа, инициированная в США в прошлом году, проходит на фоне рекордно низкой безработицы в стране (3,9%), а также и без того высоких темпов экономического роста (более 2%), инфляционные риски могут возрасти.

Тогда не исключено, что ФРС придется к 2020 году заметнее поднять ставки, повысив и потолок доходностей долгосрочных государственных облигаций. В результате наклон кривой доходности снова может стать более крутым, отодвигая сроки наступления рецессии.

Поводы для оптимизма

За исключением кривой доходности большинство макроэкономических показателей не свидетельствуют о надвигающейся рецессии в США. Например, отношение прибыли американских нефинансовых компаний к ВВП составило 9,3% в первом квартале 2018 года. Рецессиям, как правило, предшествует заметно более низкий уровень.

Citibank делает индекс экономических сюрпризов, который отражает отклонение прогнозов аналитиков от фактических макроэкономических данных. Показатель по США остается на весьма высоких уровнях, хотя для большинства прочих развитых стран и ряда развивающихся он существенно просел в последние кварталы.

Есть также композитный индекс опережающих индикаторов. Он состоит из 10 экономических компонентов, изменения которых обычно предшествуют изменениям в экономике в целом.

В этот индекс входят такие показатели, как количество отработанных часов, новые промышленные заказы, заявки на получение пособия по безработице и так далее. Индекс сейчас демонстрирует уверенный рост.

Обычно его снижение начиналось примерно за 2 года до наступления рецессий в 2001 и 2008 годах. Аналогичная ситуация наблюдается с опережающим индикатором ОЭСР.

Итак, хотя кривая доходности посылает сигналы о росте рисков рецессии в США, эти риски вряд ли реализуются ранее чем через 2 года. Впрочем, продолжение эскалации торговых войн — один из факторов, способных ускорить наступление рецессии в американской экономике.

Современные проблемы экономики США

Рецессия в США. Угроза глобального кризиса. Перестройка элитной экономики

Print PDF

Кристо Аргириди

Когда Обама стал президентом в 2008 году, сразу же было понятно, как расставлять экономические приоритеты: во-первых, во-вторых и в-третьих надо было максимально без потерь, насколько это было в тех условиях возможно, пройти через начальную фазу кризиса.

Проще говоря, надо было перестать тонуть. А опасаться было чего. Уже за месяц до избрания Обамы, согласно докладу Бюро производственной статистики, страна потеряла 240 тысяч рабочих мест. Чуть позже было сообщено, что потеряли 473 тысячи.

А до того, как Обама, наконец, занял должность, экономика потеряла 1,5 миллиона рабочих мест.

Перед ныне избранным президентом такой проблемы, вроде бы, не стоит. Безработица в стране сейчас ниже 5% (в некоторых штатах выше и значительно).

[Правда, это зависит от официально принятого способа подсчёта, периодически корректируемого так, чтобы давал более удобные цифры. «Бюро статистики труда США сейчас показывает уровень безработицы около 7-8%, а методика 1990-х даёт 14-15% — неплохая «оптимизация»?

А ведь это уже искажённый подход в сравнении с тем, что был в районе 1980 года. По прежней методологии нынешний уровень безработицы вообще выходит равным 20-25%… По словам Джона Уильямса из shadowstats, реальный уровень безработицы в США сейчас должен быть выше 23%». Источник]

Рост новых рабочих мест идет уже 73 месяца подряд (однако, это не те места, что были до кризиса). Согласно ряду отчетов, растет и заработная плата рабочих.

Доходы крупнейшей буржуазии растут ещё быстрее зарплат рабочих.

Однако, даже если кризис прошел, экономика прошла своё дно, в стране сохраняется ряд тенденций, которые начались задолго до развертывания нынешнего финансового и экономического кризиса. Экономический рост — медленный, неравенство — высокое, образование и медицинская помощь — очень дороги, предпринимательская активность — постоянно падает.

Проблемы, с которыми столкнулся Обама, следовало решать немедленно, а вот сейчас придётся взяться за «хронические», обусловленные структурой американской экономики (буржуазной, какой же ещё). Можно не сомневаться, они в очередной раз приведут к проблемам, но нам интересно не это — это мы и так знаем, или предполагаем, что знаем.

Нас интересуют сами «хронические» проблемы.

По традиции, американские президенты далеко не всегда могут повлиять на краткосрочные изменения в экономике, зато они могут задать долгосрочный тренд. Хороший пример — резкое повышение военных трат во времена Буша младшего.

Вариант «военного кейнсианства» был продлен и во времена Обамы, хотя его кабинет пытался срезать объемы финансирования военных.

В итоге он получил массовое недовольство высокопоставленных генералов, многие из которых потом открыто критиковали действующего Главнокомандующего в прессе, что шло против правил.

Многие буржуазные экономисты считают, что у экономики США есть пять очень больших, хронических проблем.

Первая. Рабочие места и зарплаты

Ну да, безработица ниже «приемлемых» 5%, зарплаты растут, можно было бы объявить рынок труда восстановившемся после рецессии. Безусловно, есть экономисты, которые считают, что так оно все и есть. Однако, цифры говорят несколько о другом.

В октябре 2016 года, в возрасте от 25 до 54 лет, 78,2% взрослых имеют работу, а в 2007 году — 79,7%. Эти 1,5% — это 2 миллиона человек. К ним надо также прибавить тех, кто работает не полный рабочий день и на временных работах.

Это ещё 6 миллионов человек.

«Вот ваша половина»

Джош Бивэнс из американского левоцентристского Институт экономической политики (Economic Policy Institute) считает, что «восстановление до сих пор не завершено».

Ещё более внимательно надо присмотреться к той части рабочих, которые сейчас имеют какую-то работу, но уверены, что оказались за бортом современной экономики и её восстановления. Среди американцев не имеющих школьного аттестата безработица достигла 7,3% в октябре 2016 года. Для молодых цветных (мужчин), в возрасте от 25 до 34 лет, она составляет 8,9%.

В некоторых мелких городках и сельской местности цифры безработицы двузначны, они в несколько раз выше средней по стране. Для всех этих категорий рабочих, общенациональное восстановление экономики точно не несет облегчения их тягот и нужд.

Чтобы повысить их материальный уровень жизни — нужна новая политика, которая была бы направлена специально на эти категории граждан.

Вторая. Слабый рост производительности труда

Производительность труда более «метафизическая величина», если сравнивать её с количеством рабочих мест и заработной платой. Рост производительности, это и рост уровня жизни, без того, чтобы работать больше (в среднем, но далеко не всегда).

Кроме того, рост производительности частично влияет на рост заработной платы в США. Так по крайней мере считают буржуазные экономисты.

Поэтому доклад Бюро производственной статистики, в котором говорилось, что производительность труда не растет уже год (вообще, она в последние десятилетия замедляется), не добавила экономистам оптимизма, относительно будущего американской экономики.

Низкая производительность берется в расчет и когда заходит речь о национальном долге: если она не растет, выпуск товаров и услуг падает, долг платить становится тяжелее.

«В долгосрочной перспективе, это, конечно, важно и возможно более важно, чем создание рабочих мест», — убежден Мартин Бэйли, бывший глава Совета экономических советников при президенте Билли Клинтоне, а ныне ведущий эксперт либерального Brookings Institution.

По его мнению, проблема в том, что никто не знает, почему производительность так медленно растет, что не позволяет надеяться на её резкое увеличение.

Некоторые экономисты, как Роберт Гордон, из Северозападного Университета, уверены в том, что дело в переоцененности интернета и ряда нынешних технологических улучшений.

Другие, например Ларри Саммерс из Гарварда, считают, что дело в общем замедлении роста мировой экономики, которая отражается на американском внутреннем рынке. А третьи просто считают, что производительность труда не так замеряют, и все.

В общем, поскольку виновника найти сходу не удается, экономисты предлагают бить по площадям, не жалея никого. Надо попробовать разнообразные реформы, которые теоретически должны поднять производительность труда: инвестиции в основные фонды (инфраструктуру), в научные исследования, в раннее детское обучение. А после этого скрестить пальцы и надеяться, что что-то из этого сработает.

«Все что мы делаем с точки зрения экономической политики, это, по существу, покупка лотерейного билета. Выплата [по нему] будет потом», — говорит Адам Позен, президент Петерсоновского института международной экономики (Peterson Institute for International Economics).

Третья. Нет динамики

Если раньше американцы чаще меняли работу, открывали много новых компаний, активно перемещались по стране (та самая мобильность рабочей силы), то сейчас ситуация изменилась. Все это делается с меньшей частотой, чем несколько десятилетий назад.

Мобильность населения. Красный — минимальная.

Тенденция крайне неприятная, как считают многие буржуазные экономисты.

Ведь именно динамизм, быстрое распространение технологических новшеств, которые обрекали компании, которые отказывались приспособиться к учащенному ритму экономической жизни, на вымирание, и сделало США ведущей мировой державой. То, что мы видим сейчас в американской экономике — некоторый застой, который хорош для устоявшихся монополистов отрасли, занявших свою нишу.

Так же как и с производительностью труда, экономисты не могут сказать, что стоит за уменьшением динамизма в развитии американской экономики.

Консерваторы говорят о большой доле государственного регулирования, чем в прежние годы.

Либералы настаивают, что монополии используют свое экономическое и политическое влияние для того, чтобы поднять под себя рынки, устранив оттуда конкуренцию. Однако, оба лагеря считают, что это лишь часть объяснения.

Но есть и общее.

Оба лагеря соглашаются в том, что законодательное лицензирование трудовой деятельности, ограничения в случае увольнения свободы трудовой деятельности (в некоторых случаях, работнику запрещается работать по специальности какое-то время, чтобы не нанести бывшей фирме экономического ущерба от работы в фирме-конкуренте), а также существующее патентное законодательство снижают возможности капиталистической экономики и снижают конкуренцию, укрепляя монополии.

«Сейчас намного сложнее завести своё собственное дело или поменять профиль трудовой деятельности», — говорит Майкл Стрейн, экономист из консервативного Американского предпринимательского института (American Enterprise Institute).

Четвертая. Низкая социальная мобильность

Обычно, разговоры сосредотачивается на неравенстве (об этом любят поговорить Демократы) и на стагнации доходов домохозяйств (Республиканцы).

Хотя обе темы важны, социальная мобильность — вероятность того, что ребенок, родившийся на нижних этажах социальной лестницы, взберется наверх, — играет самую серьёзную роль в американском обществе. Дело в том, что в США до сих пор бытуют мещанско-мелкобуржуазные убеждения, что их общество — бесклассовое.

Но, современное исследование стенфордского экономиста Раджа Четти (Raj Chetty), показывает, что социальная мобильность в США крайне низкая, и, хотя сильно зависит от географического местоположения в стране, тем не менее, уступает в общем европейским показателям.

 В США шансов у детей рабочих остаться рабочими сейчас выше, как никогда до этого. И это влияет самым серьёзным образом на восприятие себя теми же самыми рабочими, на восприятие ими мира вокруг себя.

Вероятность изменения социального положения детьми рабочих. Синий — максимальный, красный — минимальный. Другое дело, что все слои восходящую мобильность переоценивают, нисходящую — наоборот.

Правда, о реальном воздействии этих ощущений, а в первую очередь того, что вкладывается в это определение, на политические предпочтения в обществе, мы толком судить не можем, считает Ричард Ривс из Brookings Institution.

Впрочем, он даже говорит о том, что самое понятие у современных буржуазных экономистов толком не раскрыто, и как его померить, не совсем понятно.

Хотя, нынешний президент США — это в определенной степени отражение бытующего недовольства и разочарования среди части рабочих и средних слоев.

Пятая. Недоверие правительству

Вообще, уже прошедшая президентская компания показала, что американцы массово не доверяют правительственным институтам: госаппарату, СМИ, ФБР, ФРС. Согласно либертарианским воззрениям сотрудников Mercatus Center, недоверие правительству ведет не только к социальным последствиям.

Решения экономических проблем могут быть не популярны.

Правда, первое же, что предлагают либертарианцы, это порезать госрасходы, особенно в социальной сфере, на медицину, пенсии, а также понизить налоги, и понятно, что в условиях, когда принимаются такие непопулярные меры, доверие правительству имеет особое значение: либо вы получите бунт, либо люди соглашаются затянуть пояса.

Вот, обратите внимание, кому доверяют больше всего американцы:1) Военные — 41% абсолютно, 32% по большей части;2) Мелкий бизнес — 30% / 38%;3) Полиция — 25% / 31%;4) Церковь — 20% / 21%;6) Президент — 16% / 20%;7) Верховный суд — 15% / 21%;10) Профсоюзы — 8% / 15%;11) Криминальная юстиция — 9% / 14%;15) Конгресс — 1% / 6%.

Уже из перечисленных проблем становится понятно, что США не просто переживают кризис. Если им не удастся решить проблему резкого ухудшения материального положения масс людей, уменьшить влияние монополий, устойчивости классовых границ — о, тогда их может ждать в обозримой перспективе настоящий взрыв.

По материалам Five Thirty Eight

Обзор №5 из серии обзоров communist.ru по внутренней ситуации в США

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.